Помнить ради будущего: как Латвия чувствует себя на человеческих костях

© Foto : baltnews.lv / архивное фотоБеженцы, не успевшие эвакуироваться и возвращенные "пятой колонной" в оккупированную Ригу. Июль 1941 года
Беженцы, не успевшие эвакуироваться и возвращенные пятой колонной в оккупированную Ригу. Июль 1941 года - Sputnik Латвия
Добровольное участие местного населения в убийстве десятков тысяч евреев до сих пор остается позорным табу - правда слишком безжалостна

Во вторник на следующей неделе в Риге пройдет мероприятие памяти "Шаги живых" — марш по улочкам бывшего Рижского гетто от старого еврейского кладбища до мемориала Большой Хоральной синагоги на улице Гоголя. Холокост — самое позорное и самое страшное, что случилось с Латвией и нашими людьми, помнить это — значит не допустить такого снова.

У слова "Холокост" древнегреческая этимология: hobkauston — всесожжение. В годы нацизма было убито 6 миллионов евреев. И больше ста тысяч человек, включая 20 тысяч привезенных из концлагерей Польши, из Терезина и даже Освенцима убито в нашей маленькой Латвии. Вот первая, еще довольно спокойная по сравнению с последующими цитата из газеты Tēvija от 11 июля 1941 года — этот номер вышел спустя всего два дня после того, как вермахт захватил всю территорию республики, и спустя 10 дней после сожжения людей в синагоге в Риге:

"Если же мы не сможем экспортировать жидов, то они на нашей земле не могут быть более паразитами. Жид не смеет заниматься ничем иным, как трудом простого рабочего. Всю жидовскую интеллигенцию надо вывезти, а если она останется здесь, то пусть работают грузчиками, каменотесами. Они будут зарабатывать на хлеб так, как наши рабочие".

Всего за какие-то шесть довоенных лет при правом национальном диктаторе Карлисе Ульманисе латышское население нашей небольшой республики уверилось в собственной исключительной полноценности на фоне других, отсталых национальностей и социальных групп — цыган, немцев, русских, коммунистов, евреев. Особенно евреев.

Призывы "бороться с паразитами" в довоенной коллаборационистской газете Tēvija под редакцией рижанина Артурса Кродерса — они, конечно же, в одном ряду с недавним заявлением депутата Сейма Эдвинса Шноре. Тираж главной газеты пропаганды нацистов — это 180 тысяч экземпляров. Читали все. Статьи вложили немало в окончательное решение еврейского вопроса, как формулировали геноцид министр пропаганды нацистской Германии и расовый идеолог Розенберг.

Цель — истребление…

23 июня 1941 года германские войска начали бои в Лиепае, а уже 8 июля республика была полностью оккупирована. Латвия захвачена почти за такой же срок, как Франция, но политика оккупантов в отношении евреев здесь была более жестокой, нежели чем в других захваченных странах. Безжалостней, бесчеловечней.

В парижском гестапо, созданном при маршале Петене, царили уголовники со своей коммерцией и разборками: там Анри Лафон и Пьер Бонни давали возможность сотням людей откупиться от отправки в концентрационные лагеря в Польше и даже бежать в Швейцарию по поддельным документам. А на территории Польши, Латвии, Литвы и Белоруссии — во всех больших городах и маленьких местечках рейхкомиссариата Остланда — единственной целью было истребление евреев.

Сожжение хоральной синагоги в Риге в 1941 году - Sputnik Латвия
Июль 1941 года: "еврейский вопрос" в Латвии решили быстро
Знаменитый до войны латышский летчик Гербертс Цукурс и адвокат Виктор Арайс, руководитель марионеточного "латвийского правительства" Оскар Данкерс и генерал-инспектор войск СС группенфюрер Рудольф Бангерскис, торжественно перезахороненный на Братском кладбище в Риге 16 марта 1995 года, — все это имена убийц.

Максим Кауфман выжил, его освободили из одного из лагерей Германии в год победы. В 1942 году на его глазах в лагере у Слокского торфозавода расстреляли родного сына. В 1947 году в Мюнхене он выпустил книгу "Уничтожение евреев в Латвии". Читаешь Кауфмана — и не хочешь верить, что это о латвийском прошлом. А это было здесь и недавно.

"Большое здание префектуры было заполнено евреями. Со всех сторон были слышны крики — там латыши рассчитывались со своими жертвами. Их садизму не было границ. Старых и больных людей голыми выводили во двор. Мужчины, занимавшие в обществе видное положение, стояли окровавленные и избитые. Их рвали за бороды. Какую-то молодую женщину во дворе раздели догола, а потом отвели в подвал префектуры, где изнасиловали. Старых почтенных рижских евреев в подвале обливали водой и били, там же над ними цинично издевались. Из них выбирали тех, у кого были самые большие бороды, и заставляли этими бородами чистить латышам туфли. В эти дни в префектуре не было видно ни одного немца в военной форме".

Цена жизни — золотые зубные коронки

Я много говорил с раввином Менахемом Баркаганом в рижском музее Холокоста о человеческой жестокости. Причины этого геноцида — в стереотипах, укоренившихся в обществе при тоталитарной диктатуре президента Ульманиса, они и в советских танках, национализации, раскулачивании и колхозах. Они же — в ульманисовском бессильном "Оставайтесь на своих местах", в горечи по коротенькому периоду независимости — под флагом Латвии для латышей.

Мягкости нравственности и уважению к жизни не способствовали революция 1905 года, Первая мировая война, революция 1917 года, Гражданская война и бои с Ландсвером, иностранная интервенция, красный и белый террор, репрессии Ягоды, Ежова, Берии — все это девальвировало жизнь и смерть.

В 1941 году в Остланде оставалось только огласить постулаты нацистской программы расовой гигиены. В том, что назвали бы сейчас падением морали, отступлением от законов христианства, нет ничего удивительного — 77 лет назад вчерашние добрые хуторяне насмерть ссорились в дележе велосипедов и обуви расстрелянных соседей-евреев или стреляли соседям в затылки на краю расстрельных ям по всей Латвии.

Да, оккупанты предпочитали убивать чужими руками, сформировав в июле 1941-го из местного населения группы самоохраны — Pašaizsardzības spēki. Добровольцев из тех же запрещенных советской властью айзсаргов в них более чем хватало. Их узаконили, вооружили, обмундировали и позволили мародерство — как в случае уничтожения всех жителей латгальской деревни Аудрини, совершенного шуцманами из Резекне.

Была создана большая Айнзатцкоманда под командованием бригаденфюрера СС Вальтера Шталекера, ему же подчинялись полицейские и военные формирования из местных жителей, в частности вспомогательная полиция, полицейские батальоны. А также появилась Lettische SS Freiwilligen Legion — так называемый Добровольческий легион СС, с 1943 года включающий две гренадерские дивизии Waffen SS, 15-ю и 19-ю. Убийство стало службой.

В соседней Литве, в своей довоенной истории большой территорией входившей в состав Польши, с 1941 по 1944 год было уничтожено почти 200 тысяч евреев — чудовищная цифра, не укладывающаяся в сознании. Литовцы этот момент своего прошлого вспоминать не хотят, как стараются забыть или назвать пропагандой жуткую историю Холокоста в Латвии, Белоруссии, Польше. Литовская писательница Рута Ванагайте собрала свидетельства участия литовцев в Холокосте, написав и издав в 2016 году книгу Mūsiškiai — "Наши".

"Во многих местах массовых убийств вообще не было немцев. Там стреляли литовские офицеры, полицейские. За 3 месяца было убито 150 тысяч человек. Это трудно признать. Литовцы так хорошо работали, что в Литву евреев стали привозить из Австрии, Чехии. Евреям говорили, что везут в Аргентину и нужно сделать прививки. Они заходили в яму с засученными рукавами. А там вместо прививок их всех расстреляли", — говорит Ванагайте.

Стоит ли ворошить правду?

Честность изложения стоила ей в Литве обвинений в предательстве национальных интересов, в выполнении заказа России и вопроса: сколько денег тебе заплатили евреи? Она потеряла друзей и испортила отношения с родней за то, что смело сказала правду: 150 тысяч евреев убили за первые три месяца нацистской оккупации литовские волонтеры — в основном студенты.

"Проламывали головы ломом, вставляли в горло шланг компрессора — и вода разрывала людей изнутри. По изумленному свидетельству очевидца, немецкого солдата, каждый удачный удар лома, каждое вываливание кишок под напором воды вызывали восторг и аплодисменты многочисленных зрителей, сбежавшихся на представление, среди которых были женщины и дети. Для полного ощущения праздника на гору изуродованных трупов взобрался аккордеонист, стал играть национальный гимн Литвы — люди пели и танцевали".

К концу июля 1941 года в отряде Виктора Арайса насчитывалось уже около сотни карателей, в основном это студенты университета и ученики старших классов рижских школ. Некоторым из них едва исполнилось пятнадцать лет, а также офицеры бывшей латвийской армии, полицейские и айзсарги. Деятельность этой команды началась с сожжения Рижской Хоральной синагоги, где уничтожено заживо пятьсот человек.

Газета Tēvija 8 ноября 1941 года сообщает: "Тридцать тысяч жидов за колючей проволокой — рижское гетто. Перемещение рижских жидов из шикарных квартир в центре Риги и Межапарке близится к завершению. Уже многие недели по рижским улицам жиды с вещами идут и едут в свое настоящее место жизни — гетто. Сейчас в гетто живет около тридцати тысяч евреев. До сих пор в районе гетто жили 11 тысяч русских и поляков и 2 тысячи жидов. Арийцам теперь квартиры предоставлены вне гетто. Бюро по расселению жителей провело большую работу, и в районе гетто живет сейчас только 80 арийских семей, которых переселят в ближайшие дни. Из района гетто исключены католическая церковь, кладбище и бывшая фабрика Светланова".

Не ставлю своей целью перечислить преступления Холокоста — их много, и уже тошнит. Хрупкий налет цивилизованности, как показал страшный и позорный геноцид по национальному признаку в годы войны, может слететь легко, в одно дуновение. Такое было недавно в Косово, где албанцы поступали с сербами точно так же, как Арайс и Цукурс с евреями в Риге.

Участие населения республик в Холокосте было табуировано в СССР, потому что прибалты из братской семьи республик свободных априори не могли стать убийцами и палачами десятков тысяч людей. Во многом это и сегодня остается трусливым и позорным табу — такая правда в Латвии и Литве слишком безжалостна и бесчеловечна, ведь мы не такие, такое может быть в другой стране, не у нас?

И это — главная причина, почему 4 июля в 9:45 на улице Ликснас, 2/4 на углу с улицей Ломоносова, нам всем стоит принять участие в скорбном марше памяти. Ради будущего.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский