Кто возьмет ответственность за Большое кладбище

© Владимир ДорофеевБольшое кладбище Риги
Большое кладбище Риги - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
Сегодня склепы, расположенные ближе к улице Сенчу, — это приют бомжей, бесплатный туалет и свалка одновременно. Двери выбиты, могилы разграблены, на стенах — сатанинские знаки. Правда, участники акции протеста против трамвая расставили свечи у других неизвестных могил, большей частью возле тех, которые трамвайные пути не затронут

РИГА, 4 ноя — Sputnik, Владимир Дорофеев. Политические баталии вокруг прокладки трамвайных рельсов по улице Сенчу, напомнили рижанам о том, в каком чудовищном запустении много лет находится Большое кладбище. "Друзья Большого кладбища", поставившие памятные свечи у осквернённых могил, заставили задуматься о том, кто должен заботится об историческом наследии в этой части города.

Участок кладбища, за счет которого предполагается расширить под трамвайные пути улицу Сенчу, — это две  огражденные могилки, один поминальный камень и склеп с дверью, замурованной белым силикатным кирпичом. На поминальном камне еще можно разобрать надпись "Здесь покоится семья Эдуарда Гартмана", но могилы и склеп выщерблены временем и вандалами, и узнать, кто там похоронен, возможности нет.

Сегодня склепы, расположенные ближе к улице Сенчу, — это приют бомжей, бесплатный туалет и свалка одновременно. Двери выбиты, могилы разграблены, на стенах — сатанинские знаки. Правда, участники акции протеста против трамвая расставили свечи у других неизвестных могил, большей частью возле тех, которые трамвайные пути не затронут. Поэтому акции закончатся, а скарб бомжей, экскременты, пивные бутылки и банки останутся лежать на поруганных могилах.

Кому принадлежит земля?

Трамвай в Латвии - Sputnik Латвия
Не потревожить мертвых: рижане собирают подписи против "кладбищенского трамвая"
Официально Большое кладбище сейчас принадлежит Латвийской Лютеранско-евангелической общине. Против проекта расширения улицы Сенчу церковь ничего не имеет, при условии, что все люди, похороненные на отчуждаемой территории, будут перезахоронены с соблюдением церковных обрядов. Как это произошло не так давно в Елгаве при прокладке новой улицы через территорию кладбища у вокзала. Как это делалось в Париже при прокладке бульвара через кладбище Монмартр. Как это вообще делается в цивилизованных городах.

"Даже если церковь была бы против, это ничего не изменит. Рижская дума планирует работы в пределах красных линий, то есть в тех пределах, на которые наше согласие не требуется. Кроме того, история с расширением улицы под  трамвайные пути подтолкнула к решению давнюю проблему этого кладбища. По существу, сегодня это уже не кладбище, а мемориальный парк. Там нельзя хоронить людей. Церковь не справляется с очисткой этой территории. Работы требуют около 30 тысяч евро в год, церковь может потратить только 15 тысяч. И это только за уборку территории. Уборка и облагораживание склепов в эту стоимость не входят", – пояснил Sputnik Каспарс Упитис, начальник отдела по связям с общественностью Латвийской Лютеранско-евагелической церкви

По поводу состояния разорённых склепов Каспарс Упитис рассказал, что церковь является владельцем только земли кладбища. Хозяева надгробных памятников и склепов – родственники похороненных. Если родственников нет, то государство, а конкретно государственная инспекция по охране памятников культуры (ГИОПК). Поэтому убирать чужие склепы церковь не только не может, но и не имеет на это юридического права.

Церковь хочет произвести обмен с самоуправлением. Правда, обменять она хочет не восемь метров территории, отчуждаемой под трамвайные рельсы, а все Большое кладбище. И получить взамен кусок земли для постройки церкви в каком-нибудь микрорайоне, например в Иманте.

"В Иманте как раз есть небольшая община, нуждающаяся в церкви", – пояснил Упитис.

Хозяев нет, есть надзорный орган!

И все же, кто приберет загаженные склепы? В ГИОПК от имущества в виде бесхозных могил открестились.

"Мы государственная инспекция, то есть надзорный орган. Нам ничего не принадлежит, мы только следим за сохранением культурного наследия. С нашей точки зрения, хозяева разоренных склепов – церковь. Если они передадут землю Рижской думе, то склепы станут собственностью самоуправления. И мы категорически против расширения улицы Сенчу под трамвайные рельсы за счет земли кладбища. Абсолютно неважно, один там склеп, или десять, три могильных ограды или тридцать три. Кладбищу 200 лет, там могилы рижан. И проводить трамвай по костям – неэтично", – пояснил главный инспектор Риги ГИОПК Янис Асарис.

В рижской Думе как ни странно, инспекцию поддержали. Во всяком случае частично.

Зелёная смерть у входа в Сейм. Протест Латвийского профсоюза работников здравоохранения и социального ухода у Сейма - Sputnik Латвия
Сезон забастовок: почему мы все друзья "большого кладбища"
"Разговор о передаче самоуправлению Большого кладбища не новый. Восемь лет назад мы отказались выкупать эту землю, поскольку ее кадастровая стоимость была огромной – три миллиона евро. Это означало платить огромные земельные налоги за территорию, которая быть не может использована коммерчески. Сегодня стоимость этой земли гораздо ниже, и Рижская дума готова ее выкупить, поскольку понимает проблемы церкви в обустройстве этой запущенной территории", – рассказал Sputnik директор имущественного департамента Рижской думы Олег Буров.

Буров согласился с логикой инспекторов ГИОПК, касающейся ответственности хозяина земли за постройки и сооружения, находящиеся на кладбище.

По его словам, рижское самоуправление само требует от владельцев земли в городе следить за порядком на своей территории.

"Если есть недострой – снеси, если есть помойка – убери, если есть памятник – ухаживай за ним. В общем, будь хозяином! Мне, как рижанину, очень бы хотелось, чтобы на Большом кладбище, где похоронены многие известные рижане, были бы информационные таблички на нескольких языках о том, кто здесь лежит и что он сделал для города и для народа в целом", — рассказал Буров.

Также господин Буров заверил Sputnik, что когда территория отойдет городу, он будет планомерно улучшать состояние мемориального кладбища. Памятники культуры при необходимости реставрировать, дорожки – освещать, информацию — размещать. Но прежде всего – инвентаризация. С привлечением инспекторов ГИОПК  историков и других заинтересованных лиц.

И все же переговоры между большими организациями – дело долгое. И потому, если в этом году кто-то и решится убрать Большое кладбище, это могут быть только добровольцы. Землю и листья, пусть не сразу, но уберет церковь. А вот склепы, особенно бесхозные, убирать, кроме добровольцев, некому. И за многие годы таких друзей Большого кладбища не нашлось.

Лента новостей
0