Беби-бокс в Латвии: жизнь ребенка – самое главное

© Sputnik / Михаил Мокрушин / Перейти в фотобанкСпециальный контейнер, в котором женщины могут анонимно оставить нежеланных новорожденных детей, архивное фото
Специальный контейнер, в котором женщины могут анонимно оставить нежеланных новорожденных детей, архивное фото - Sputnik Латвия
Подписаться на
О проекте Baby Box, который уже спас жизни 37 малышей, Sputnik рассказывает Лаура Звирбуле – одна из тех, благодаря кому этот проект состоялся.

РИГА, 4 окт — Sputnik, Елена Кириллова. Лаура Звирбуле — одна из воплотителей проекта Baby Box в Латвии — поделилась со Sputnik латвийским опытом внедрения Baby Box, или "спасительных яслей", и рассказала о стереотипах относительно этого проекта.

По словам Звирбуле, когда в 2009 году в Латвии появился первый беби-бокс, мнения латвийцев разделились: половина жителей поддерживала идею, а половина выступала против. Сейчас ситуация иная. Опросы показывают, что 98% населения одобряют идею беби-боксов, так как жизнь ребенка — самое главное.

Дети играют в настольные игры - Sputnik Латвия
Общественность Даугавпилса просит Кучинскиса защитить детский центр
Окошко жизни

Работа над проектом Baby Box началась в 2006 году, после того как латвийские СМИ рассказали об ужасающей статистике — за год было обнаружено 11 мертвых новорожденных, рассказывает Звирбуле.

Сначала участникам проекта пришлось провести юридическое исследование, найти партнеров и решить разнообразные технические вопросы. И только 8 сентября 2009 года в Риге появился первый в Латвии беби-бокс. "Cпасительные ясли", где женщины могли анонимно оставлять младенцев, были открыты на территории Детской клинической университетской больницы.

К сегодняшнему дню в Латвии насчитывается восемь беби-боксов, при помощи которых уже спасено 37 детей.

Противники идеи "спасительных яслей" часто приводят аргумент, мол, практика стран, прибегавших к использованию беби-боксов, показывает, что после появления возможности оставить детей анонимно число отказов от новорожденных резко возрастало.

Однако Звирбуле приводит другие цифры: за шесть лет существования проекта Baby Box в Латвии известно только о восьми случаях, когда были найдены мертвые младенцы.

То есть можно с уверенностью говорить, что проект работает успешно. По словам организаторов, на данный момент в Латвии не планируется ни открывать новые беби-боксы, ни закрывать уже работающие. Подобные проекты работают почти во всех странах Европы и нигде не закрываются.

"Я не согласна с утверждением, что такие "ясли" могут усугублять проблему брошенных детей и повышать число отказников. Опыт Латвии показывает, что за это время уменьшилось число погибших детей, а общее число малышей, от которых отказались родители, не возросло", — говорит Звирбуле. По ее мнению, Baby Box — это проект для профилактики трагических преступлений.

Первый средневековый Baby Box

Первая конструкция, подобная нынешним "спасительным яслям", появилась еще в Средние века. В XII веке неподалеку от Ватикана по приказу папы Инносента III было устроено специальное место с вращающейся платформой в стене, где никем не замеченная женщина могла оставить малыша.

А в наше время первый "инкубатор" для спасения жизни детей в 2000 году установили в немецком Гамбурге.

Рука младенца - Sputnik Латвия
Беби-боксы вне закона: кто и почему хочет запретить проект в России
Этот проект получил поддержку местного правительства после оглашения статистики, согласно которой в 1999 году в мусорные контейнеры выброшены 5 младенцев, двое из которых умерли. С 2000 года в Германии установили более 75 аналогичных "инкубаторов". Немецкий опыт подтверждает, что этот проект уменьшает количество убитых и выброшенных в мусорные контейнеры младенцев.

В течение пяти лет с момента установления в Гамбурге беби-боксов (здесь их называют Baby Bank, Baby Klappe — ред.) было найдено трое умерших новорожденных, до того — по меньшей мере пять младенцев почти ежегодно. В течение пяти лет в беби-боксах было оставлено 25 детей.

"Окна жизни", "двери надежды", "спасительные ясли" — как только не называют места для подкидышей.

С каждым годом их все больше в Европе. Даже в благополучных странах число брошенных младенцев из года в год практически не уменьшается. И ни в одной стране подобные проекты не закрывались из-за опасений, что количество отказников вырастет. Лишь только в Голландии после долгих дискуссий "окна жизни" так и не появились.

Обратный путь — через анализ ДНК и суд

Сегодня в России активно обсуждается возможность запрета беби-боксов, правительство поддержало соответствующий законопроект. Помимо всего прочего законотворцы указывают, что беби-боксы могут повышать риски торговли детьми, так как контроль за ними не всегда возможен.
А как решается вопрос контроля в Латвии — поинтересовался корреспондент Sputnik у Лауры Звирбуле.

По словам специалиста, из 37 детей, оставленных в таких боксах, два ребенка были возвращены своим биологическим родителям, а остальные усыновлены. Процедуру того, как ребенок попадает в руки усыновителям, контролирует министерство благосостояния. Что же касается больниц, где установлены беби-боксы, то работники медицинского заведения должны в течение часа сообщить о случившемся в полицию и Сиротский суд.

© Sputnik / Игорь Зарембо / Перейти в фотобанкБэби-бокс
Бэби-бокс - Sputnik Латвия
Бэби-бокс

Стоит отметить, что у ударопрочной дверцы беби-бокса нет камер наблюдения и охраны. Открывая дверцу и оставляя ребенка, родители отказываются от своего малыша. Когда дверца бокса закрывается, снаружи открыть ее уже невозможно, до тех пор пока медсестра не снимет блокировку изнутри. После звучания "тревожного" сигнала в среднем через 1-2 минуты у кроватки "окна надежды" появляется медицинский персонал.

В случае если родитель передумает, то обратный путь будет нелегким — придется обращаться в Сиротский суд (до того, как ребенок будет официально усыновлен), доказывать при помощи экспертиз ДНК свое родство и убеждать суд, что возвращение к биологическим родителям соответствует интересам ребенка.

Судьба найденыша

После того, как малыш попал в кроватку бокса, его осматривают медики. О каждом случае информируются Сиротский суд и полиция. Полиция оперативно выясняет, не находится ли оставленный ребенок в розыске. Этот процесс длится два дня, и если ребенок за это время не был объявлен пропавшим, если его родители неизвестны, ребенок получает статус найденыша.

Человека, оставившего малыша, не ищут, если у ребенка нет телесных повреждений, если вместе с ребенком не оставлены документы, по которым можно определить его родителей, и если малыш не находится в розыске.

Ребенку дают статус "найденыша", и это позволяет сразу же начать процесс усыновления. Работники Министерства благосостояния Латвии в порядке имеющейся очереди связываются с семьей, ожидающей адопции младенца. Если семья соглашается, малыша передают новым родителям в течение 10 дней с момента его помещения в беби-бокс. Сначала ребенок передается в семью на попечение, предшествующее усыновлению. Этот период может длиться до шести месяцев. В это время работники Сиротского суда тщательно следят за малышом и его новой семьей, чтобы по истечении этого срока принять решение об усыновлении ребенка правовым путем.

У каждого окошка жизни — свой меценат

По словам Лауры Звирбуле, у каждого беби-бокса в Латвии есть свой меценат. В Риге — это фармацевтическая компания Gedeon Richter, в Елгаве — строительная компания Igate, в Вентспилсе — предприятие Ventspils nafta termināls, в Мадоне — фонд Петра Авена, в Лиепае и Валмиере — Латвийский детский фонд, а на деньги европейских фондов были открыты боксы в Резекне и Даугавпилсе.

Помимо этого, любой житель Латвии может материально поддержать проект, жертвуя деньги на обеспечение работы "окошек жизни", но основную часть этих расходов покрывает компания Divi gani, которая является реализатором проекта в Латвии.

Несмотря на все аргументы противников, опыт показывает: Baby Box — практически единственный способ сохранить брошенным младенцам жизнь, считают авторы проекта. "Проект уже хороший, если он спасает хотя бы одного ребенка от гибели", — резюмирует Звирбуле.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала