Дзодзуашвили: с распадом СССР мы потеряли хороший футбол

© Sputnik / Alexander ImedashviliРеваз Дзодзуашвили
Реваз Дзодзуашвили - Sputnik Латвия
В рамках проекта "Четверть века без СССР" Sputnik представляет интервью с ветераном советского и грузинского футбола, легендарным защитником "Динамо" Тбилиси и сборной СССР и экс-наставником сборной Латвии Ревазом Дзодзуашвили.

В беседе со Sputnik Грузия ветеран советского и грузинского футбола, вице-чемпион чемпионата Европы 1972 года и бронзовый призер Олимпийских Игр того же года в Мюнхене и бывший тренер сборной Латвии Реваз Дзодзуашвили рассказал о том, чего не хватает современным футболистам и почему футбол уже "язык не поворачивается назвать" видом искусства.

- Когда, на ваш взгляд, футболист себя чувствовал более комфортно – до 1991 года или после?

— Чем больше масштабы страны, тем серьезнее конкуренция – это один из главных залогов спортивной жизни.

В чемпионате СССР выступали футбольные клубы 15 республик. И если измерять современными мерками, то это фактически были национальные сборные республик. Потому что в киевском "Динамо" играли лучшие футболисты Украины, в "Нефтчи" — Азербайджана, в "Динамо" Тбилиси – Грузии и т.д.

На протяжении 11 месяцев в году мы проводили матчи то в Ташкенте, то в Алма-Ате, то в Москве. Нас окружала такая спортивная среда, которая способствовала нашему росту в профессиональном плане. И речь не идет только о футболистах. Бесценный опыт получали и тренеры, и судьи. 

Чемпионат СССР можно было сравнить с мощной лавиной, которая накрывала всех.

- Можно ли провести параллель с чемпионатом СССР и современным футболом в Европе?

— Безусловно. Европа перешла на тот формат, который мы оставили позади. У нас был чемпионат Союза, а они создали себе так называемый чемпионат Европы. Я в данном случае имею в виду Лигу Чемпионов УЕФА.

И если сравнивать Лигу Чемпионов УЕФА и чемпионат СССР, то первенство Союза было посильнее. Каждая команда раз в неделю играла с сильным соперником, который по сути, как я уже отмечал, был сборной отдельно взятого региона.

Давайте посмотрим правде в глаза — с распадом СССР мы все это потеряли. И Россия, и Грузия, и другие страны постсоветского пространства. Это видно невооруженным глазом. И это проявляется на крупных турнирах – чемпионатах Европы и мира.

- После распада СССР только три сборные участвовали в финальных турнирах Европы или Мира. Это Россия, Латвия и Украина.

— Да, но здесь надо обязательно подчеркнуть, что все эти достижения — остатки той инерции, когда работали представители старой школы – школы СССР. Даже взять меня. Когда я был главным тренером сборной Латвии, то работал по принципам Качалина, Якушева, Бескова. Людей, которые создали большой футбол, и по этому течению, по этому направлению у нас получалось работать. Поэтому Латвия и попала на ЕВРО-2004.

Ответ прост – мы потеряли нечто большое и никак не можем угнаться за новыми тенденциями. Но это тема для отдельного разговора: что было хорошего там и тогда, и что сегодня нам мешает быть такими же, как Европа.

© Sputnik / Б. Елин / Перейти в фотобанкЗащитник национальной сборной СССР по футболу Реваз Дзодзуашвили
Защитник национальной сборной СССР по футболу Реваз Дзодзуашвили - Sputnik Латвия
Защитник национальной сборной СССР по футболу Реваз Дзодзуашвили

- Что же нам мешает?

— Много причин. Но одна из них – ухудшение физподготовки спортсменов. Советский футбол, да и спорт в целом, славился тем, что у спортсменов была очень мощная физическая подготовка.

Дело в том, что раньше все виды спорта были завязаны друг на друге. Футбольные тренеры внимательно отслеживали новинки в хоккее; баскетбольные — в легкой атлетике и т.д. Было здоровое соперничество тренеров высокого класса. Таких, как, скажем, Тарасов и Якушин.

- Была внутренняя конкуренция?

— Конечно. И это была здоровая и нужная конкуренция. Кстати, первые заметные изменения в тренировочном процессе появились у хоккеистов. Они первыми стали уделять повышенное внимание физической подготовке спортсменов. В частности, эта заслуга принадлежит ЦСКА.

И такое усиление "физики", в первую очередь, было полезно советскому футболу. Это все объясняется климатическими условиями, потому что в России первоочередной акцент надо делать именно на "физику". А, скажем, в Бразилии, основной упор всегда делался на технику.

Что произошло сейчас? Вся эта могучая тренировочная лавина, которую создавали великие тренера на протяжении многих десятилетий, практически сошла на нет.

-Если рассмотреть временной промежуток, в котором вы активно участвовали с 70-ых по нынешний период, то насколько сильно изменился футбол?

— Сейчас назвать футбол искусством, как это делали раньше, язык не повернется. Это в большей степени бизнес и коммерция.

В свое время Якушин написал книгу, которая называется "Вечная тайна футбола". Мы до сих пор пытаемся разгадать эту тайну и пока никак не получается. Никто не может сказать, приходя сегодня на стадион, кто выиграет.

Если говорить, что было хорошего в те годы и почему сейчас мы наблюдаем спад, все очень просто. Я думаю, что страна СССР была великой державой еще и потому, что у нее был хороший спорт — спорт высоких достижений. И хороший футбол.

© Sputnik / Дмитрий Донской / Перейти в фотобанкСборная СССР перед матчем. Слева направо: Альберт Шестернев, Евгений Рудаков, Владимир Капличный, Анатолий Банишевский, Виктор Колотов, Виталий Шевченко, Валерий Зыков, Иосиф Сабо, Реваз Дзодзуашвили, Геннадий Еврюжихин и Владимир Мунтян.
Сборная СССР перед матчем. Слева направо: Альберт Шестернев, Евгений Рудаков, Владимир Капличный, Анатолий Банишевский, Виктор Колотов, Виталий Шевченко, Валерий Зыков, Иосиф Сабо, Реваз Дзодзуашвили, Геннадий Еврюжихин и Владимир Мунтян. - Sputnik Латвия
Сборная СССР перед матчем. Слева направо: Альберт Шестернев, Евгений Рудаков, Владимир Капличный, Анатолий Банишевский, Виктор Колотов, Виталий Шевченко, Валерий Зыков, Иосиф Сабо, Реваз Дзодзуашвили, Геннадий Еврюжихин и Владимир Мунтян.

- Не связано ли это с тем, что с распадом СССР у многих спортсменов снизился уровень патриотизма и на первый план стали выходить финансы?

— Я думаю, что разложение советского футбола началось после Брежнева. Потому что при нем федерация футбола еще работала жесткой рукой. Так же, как и при Сталине, и при Хрущеве.

Не дай Бог в то время узнали бы, что кто-то договорился об исходе матча. Догадываетесь, что было бы?! А потом стали появляться тайные тотализаторы.

- Вы хотите сказать, что они погубили советский футбол?

— Как обычно выигрывают войну – подсылают агентов, и эти агенты работают на сбор информации, чтобы потом обратить ее против тебя. И здесь могло произойти то же самое. Кто-то смотрел советский футбол и думал, чем их можно испортить. Конечно – вот такими вот действиями. Подбросили тебе людей с большими деньгами. И сразу же начались соответствующие предложения: "А ты можешь эту игру свести вничью? А ты можешь здесь пропустить столько?"

Это сравнимо с укусом ядовитой змеи. Несколько минут назад ты был здоровым человеком, а уже сейчас в твоей крови яд. Да, может быть, не смертельная доза, но он там есть и наносит ущерб всем органам. Начинается необратимый процесс, остановить который очень сложно – практически невозможно.

Потому что официальность тотализаторов – это уже совсем другой футбол. Я не говорю, что их не должно быть. Но спортсмен должен оставаться спортсменом при любых обстоятельствах. Если ты сильный, мощный, уверенный в себе – выигрывай, а не проигрывай.

- В свое время "Динамо" собирал десятки тысяч болельщиков. Что произошло?

— Произошло то, что футбол перестал быть только спортом. Теперь это уже и большая политика. Что из себя на сегодняшний день представляет футбол? Он может собрать 100- тысячную аудиторию? Конечно, может, но этого должен хотеть первый человек государства.

Почему сейчас так поднялся спорт в России? Потому что сегодня Москва, Россия имеет такого президента, который не оставляет без внимания ни один вид спорта — начиная от борьбы и заканчивая футболом.

И когда за вещами следит первое лицо государства, то процесс идет дальше по течению. В конечном итоге это доходит до простого болельщика, который хочет видеть красивый и качественный футбол.

При этом не должно быть разницы между статусом игры. Даже если она товарищеская. Если я профессиональный спортсмен, я все равно хочу выиграть. И вот такая процедура жизни максимально создает вокруг себя футбол.

© Sputnik / Alexander ImedashviliРеваз Дзодзуашвили со своим 16-летним шарпеем по кличке Боря
Реваз Дзодзуашвили со своим 16-летним шарпеем по кличке Боря - Sputnik Латвия
Реваз Дзодзуашвили со своим 16-летним шарпеем по кличке Боря

- Вы работали со сборной Грузии. С национальной командой Латвии, в Саудовской Аравии. Тренировать сборную постсоветскую легче, чем это происходило во времена СССР? Насколько изменилось само отношение футболиста к сборной своей страны? Насколько футболисты относятся к матчам за национальную команду спустя рукава?

— Надо задать правильный вопрос – а кто руководители? Давайте сейчас не будем говорить обо мне, а будем говорить о Ревазе Дзодзуашвили, который тренировал несколько сборных.

Сегодня многие могут задать вопрос: "А почему ты не можешь поделиться опытом пройденного пути и помочь грузинскому футболу? Воспитать достойную смену и передать эстафету другим?". Конечно, могу и хочу. И секретно делаю. Но лидеры, которые у нас сегодня сидят в правительстве, не хотят смотреть на футбол на этом уровне. Видимо, так. Им наплевать, Хурцилава, Чивадзе, Дзодзуашвили задействованы в футболе или нет.

Но я все равно не обижаюсь. Я все равно нахожу свою футбольную нишу и ни один день, что помню себя, не был вне футбола. Каждый день я отдаю футболу 5-6 часов. Я могу работать в любых погодных условиях и чувствую себя прекрасно.

И мне приятно, что молодежь у меня чему-то учится. Если посмотреть на игроков, которых воспитывал я, то они спокойно играют до 32 лет. А некоторые и дольше. Если есть хорошие тренера, то все оттуда. И если внимательно посмотреть, то оказывается, что Дзодзуашвили еще нужен.

- Как обстояло дело с допингом в СССР в 70-х?

— На чемпионате Мира в Мексике (1970 год — прим. ред.) у меня трижды брали пробы на допинг. И меня это не задевало, а наоборот – радовало, раз меня выбирают. Значит я много бегаю! Значит я играю хорошо! Но никогда в голову не приходило, что кто-то позволил бы принять запрещенный препарат. Конечно, ты можешь сказать, что ты сам не знал и тебе давали врачи.

Но я понял другое. В футболе – самый сильный допинг – это готовность футболиста. Самый сильный допинг для спортсмена – это твой путь: кто ты такой, что ты из себя представляешь как спортсмен. Я сам принимал допинг. Знаете, какой? Я знал, что с третьего января начинал тренировку. За две недели раньше я уже готовился к первым тренировкам. И с третьего числа, до конца сезона, знал, что у меня игры за "Динамо" Тбилиси и за сборную СССР. И не один день я не имел права провалить. Потому что сегодня ты звезда, и за один день твоя звезда может погаснуть. За один день неправильной деятельности.

И вот, кто создает такое вокруг себя – это и есть самый сильный допинг. И как только я уходил от этого, моментально становился половиной того, кем должен быть. Значит, кто виноват – допинг или ты, твоя спортивная деятельность? Лично для меня это допинг, и другого я не признаю.

А если происходит применение допинга, то в первую очередь, надо наказывать не спортсменов, а тех, кто продает соответствующие лекарства.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала
Международный
InternationalEnglishАнглийскийMundoEspañolИспанский
Европа
DeutschlandDeutschНемецкийFranceFrançaisФранцузскийΕλλάδαΕλληνικάГреческийItaliaItalianoИтальянскийČeská republikaČeštinaЧешскийPolskaPolskiПольскийСрбиjаСрпскиСербскийLatvijaLatviešuЛатышскийLietuvaLietuviųЛитовскийMoldovaMoldoveneascăМолдавскийБеларусьБеларускiБелорусский
Закавказье
АҧсныАҧсышәалаАбхазскийԱրմենիաՀայերենАрмянскийAzərbaycanАzərbaycancaАзербайджанскийХуссар ИрыстонИронауОсетинскийსაქართველოქართულიГрузинский
Ближний Восток
Sputnik عربيArabicАрабскийTürkiyeTürkçeТурецкийSputnik ایرانPersianФарсиSputnik افغانستانDariДари
Центральная Азия
ҚазақстанҚазақ тіліКазахскийКыргызстанКыргызчаКиргизскийOʻzbekistonЎзбекчаУзбекскийТоҷикистонТоҷикӣТаджикский
Восточная и Юго-Восточная Азия
Việt NamTiếng ViệtВьетнамский日本日本語Японский俄罗斯卫星通讯社中文(简体)Китайский (упр.)俄罗斯卫星通讯社中文(繁体)Китайский (трад.)
Южная Америка
BrasilPortuguêsПортугальский