Латвийское молоко может убежать - вслед за сахаром

Подписаться на
Закупочная цена на молоко в стране сейчас даже не покрывает затрат на себестоимость. Не исключено, что многие из фермеров примут помощь в обмен на сокращение производства и закрытие хозяйства.

РИГА, 23 июл — Sputnik, Марина Петрова. Молочная промышленность Латвии может пойти по стопам сахарной отрасли: ЕС предлагает компенсацию за сокращение производства, и для многих фермеров это станет единственной возможностью прокормить семьи. Однако на деле такая помощь означает последний шаг к закрытию тех хозяйств, которые еще держатся на плаву.

Помощь на жестких условиях

Прибалтийские молочники борются за выживание не первый год: сначала война санкций, потом перепроизводство мирового масштаба, затем — ужесточенная конкуренция на местных рынках. В итоге многие хозяйства начали продавать молоко ниже себестоимости, другие еле сводят концы с концами, некоторые давно закрылись.

Молоко - Sputnik Латвия
Еврокомиссия даст 10 миллионов латвийским фермерам
На национальном уровне масштаб проблемы понимают и помогают, чем могут. Летом правительство выделило более 6 миллионов евро на помощь молочникам. Однако этого мало: ежемесячные убытки отрасли составляют более двух миллионов евро.

Европейский союз также осознает серьезность ситуации и идет навстречу — не только латвийским, но и европейским молочникам. Правда, взамен Брюссель требует жесткой дисциплины, не всегда выгодной для народного хозяйства страны.

Справедливости ради стоит отметить, что европейская помощь идет в Латвию двумя частями. Во-первых, это 150 миллионов евро от Еврокомиссии, которые все страны ЕС поделили между собой.

Латвии досталось 9,76 миллиона евро. Они предназначены для тех, кто хочет и дальше заниматься производством молока. Кто сможет их получить, решает Брюссель. В прошлый раз, по словам министра земледелия Яниса Дуклавса, процесс проходил проще, так как решения о конкретных траншах принимались на национальном уровне, а тут прибудут критерии от экспертов со всего ЕС.

Дополнительно 9,76 миллиона евро может доплатить государство — при условии, что у него найдутся деньги. Однако местные эксперты считают, что в этом году от правительства Латвии ожидать ничего не стоит — помощь уже была. Если и придет что-то еще, то не раньше будущего года.

"На какую-то дополнительную помощь со стороны правительства можно рассчитывать только в контексте бюджета. Это вопрос будущего", — говорит Sputnik представитель Совета по сотрудничеству сельскохозяйственных организаций Латвии Гунтис Гутманис.

Деньги ЕС, разумеется, придут раньше, но вот хватит этой помощи ненадолго.

"Помощь со стороны ЕС придет крестьянам где-то в конце сентября, и примерно через месяц начнутся прямые выплаты. Думаю, до Нового года какие-то деньги будут и этих средств хватит на 2-3 месяца", — говорит Sputnik заместитель председателя организации "Крестьянский сейм" Майра Дзелзкалея-Бурмистре.

По ее словам, для получения денег надо будет согласиться не повышать объемы производства молока.

Себе в убыток

Оставаться на рынке становится все сложнее. И проблема, как говорят эксперты, далеко не только в российском эмбарго.

"Кризис в молочном секторе наблюдается во всем мире. Наше производство просто было больше связано с Россией, поэтому мы можем сказать, что ситуация сложная из-за России", — уверяет Майра Дзелзкалея-Бурмистре.

По ее словам, закупочная цена на молоко составляет 17 евроцентов за литр, а фермеры продают его за 12-19, в зависимости от объемов. При этом, чтобы покрыть себестоимость, хозяйствам нужно продавать молоко дороже 20 евроцентов.

Производство сыров. Архивное фото - Sputnik Латвия
Европа защитила Янов сыр: теперь за него не берутся даже в Латвии
Однако год назад, до того, как Латвия получила помощь от ЕС, ситуация была еще хуже: ежемесячные убытки оценивались в 9 миллионов евро, а не 2-3, как сейчас. Изначально прибалты просили у Брюсселя более 20 миллионов евро, однако в итоге согласились на 7,7 миллиона. Решение было принято прошлой осенью, и денег хватило ненадолго.

Кому тяжелее всего, сказать сложно. Гунтис Гутманис считает, что наиболее уязвимыми оказались средние хозяйства.

"У больших хозяйств, как правило, есть инвесторы, а значит, и финансовая возможность работать с убытками. Они смогут в таких условиях еще какое-то время продержаться. У совсем маленьких хозяйств — меньше затрат. А вот средним фермерам, которые набрали кредитов, сложнее всего, поскольку у них просто нет лишних денег, чтобы продержаться в таких условия и при таких ценах на молоко", — считает Гутманис.

Не до России

Майра Дзелзкалея-Бурмистре утверждает, что дело не в объемах производства, а в упомянутых кредитах.

"Те, кто вчера был вынужден перестраиваться и делать инвестиции, сегодня уже не могут справиться с выплатами. А перестраиваться многих молочников заставило именно российское эмбарго. Как раз по этой причине даже отмена Россией санкций не вернет латвийское молочное хозяйство в исходное положение", — говорит Майра.

Она отметила, что многие молочники за два года переориентировались и вложили деньги в производство новых продуктов.

"Если российский рынок для нас вновь откроется, мы уже не будем готовы поставлять так много продуктов, которые хотят россияне, потому что средства вложены в производство других продуктов для других рынков", — поясняет Майра Дзелзкалея-Бурмистре.

А те, кто конкуренции не выдержал, давно ушли с рынка. По словам собеседницы Sputnik, за последние полтора года число хозяйств в Латвии уменьшилось на 3242, скота стало меньше на 4 тысячи голов.

"Это значит, что в среднем в одном хозяйстве две коровы. Поэтому выходит, что чаще закрываются маленькие хозяйства, владельцы которых уже на пенсии и в предпенсионном возрасте", — добавила она.

Платный выход

Тенденцию к ликвидации молочных хозяйств подтвердил и Гутманис.

"По доброй воле никто с рынка уходить не хочет. Но те, у кого совсем уже плохая ситуация — задолженности по кредитам в банках — просто вынуждены это сделать", — констатирует эксперт.

По его словам, растет число хозяйств, настроенных или на уход с рынка, или на сокращение производства.

"Просто нет денег на то, чтобы заготовить на зиму сено хорошего качества и купить добавки для корма. Это самая большая проблема сейчас", — признается Гутманис.

В этой ситуации многие фермеры будут вынуждены принять европейскую помощь для тех хозяйств, которые намерены сокращать производство. В общем и целом выделено 500 миллионов евро, из которых Латвии достанутся 10 миллионов. Это второй вид помощи ЕС — на сей раз для тех, кто сокращает производство.

То ли надо будет совсем закрывать фермы, то ли снижать производство — подробности станут известны в ближайшее время, но до сих пор такого механизма к фермерам ЕС не применял.

Троицкая башня Московского Кремля - Sputnik Латвия
Сразу на полтора года: Россия продлила продовольственное эмбарго
"Это краткосрочные меры. В течение трех месяцев нужно будет уменьшать производство молока и только потом можно будет получить за это какие-то субсидии. Но пока мы не знаем ни точные суммы, которые будут выплачиваться, ни сроки выплат", — говорит Гунтис Гутманис.

Эксперты пока не знают, сколько фермеров могут на это согласиться, и каковы будут потери для народного хозяйства страны. Однако все хорошо помнят, к чему подобного рода помощь привела сахарную промышленность в Латвии.

"В принципе, эта система похожа на ту, которая была с сахаром, — вспоминает Гунтис Гутманис. — Давали субсидии за то, что уходят с рынка предприятия и хозяйства, которые работают в производстве сахара. Сейчас происходит что-то похожее".

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала