Дина Рубина: литература не любит счастливых историй любви

© Sputnik / Антон Денисов / Перейти в фотобанкИнтервью писательницы Дины Рубиной, посвященное выходу ее новой книги "Окна"
Интервью писательницы Дины Рубиной, посвященное выходу ее новой книги Окна - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
В четверг в Юрмале, впервые за 10 лет, состоялась творческая встреча с Диной Рубиной. Одна из самых известных современных писательниц читала отрывки из своих произведений, отвечала на вопросы читателей и подписывала книги.

Дина Рубина — автор книг "На Верхней Масловке", "Белая голубка Кордовы", "Почерк Леонардо", "Синдром  Петрушки", "Русская канарейка" и многих других, одна из самых читаемых писательниц России, да и Латвии тоже. Живет в Израиле с конца 90-х.

Писательница читала свои произведения, набитый битком зал взрывался хохотом. А в перерыве люди передавали записки примерно такого содержания: "Назвала именем героини свою дочь. Спасибо вам за ваши книги". Или: "Ну почему вы убили своего героя? Как же вы могли? Я была о вас лучшего мнения!" На большинство записок писательница отвечала с юмором и иронией. Но на некоторые вопросы – вполне серьезно.

Об Украине и "напряженных территориях".

Я недавно проехалась по Украине: была в Одессе, Днепропетровске, Киеве, Харькове. Причем Харьков для меня город особенный. Мой папа оттуда.  И конечно, это сейчас напряженная территория. А где сейчас в мире не напряженная территория? Разве что в Юрмале. И то мне уже рассказали, что и тут есть вопросы по поводу национальной  самоидентификации. И это несмотря на то, что я этой темы избегала.  Но это все время звучало – национальная самоидентификация.  Я довольно много думала над этим.

О родном Ташкенте.

Я выросла в Ташкенте. В нашей школе учились узбеки, таджики, киргизы, казахи, русские, украинцы, немцы, высланные из Поволжья, татары двух видов (казанские и крымские), евреи трех видов (бухарские, ашкеназские и крымчаки), уйгуры, корейцы…. И мы никогда не мерили – кто хуже, а кто лучше. Всегда все были не хуже тебя, и ты знал, что и ты не хуже остальных.

Узбекский город Самарканд - Sputnik Латвия
Солнечный Узбекистан ждет гостей из Латвии
Конечно, были предпочтения у наших бабушек и дедушек. Был случай на Кажгарке, это такой вавилонский район Ташкента, где жили в основном эвакуированные одесситы. Там же жили мои бабка с дедом. Помню, мы полезли с приятелем чинить какую-то телевизионную антенну. Бабушка вышла и закричала: "Диночка! Этот мальчик еврей?" "Нет, бабушка!" "Все равно я не хочу, чтоб он разбился!" Но это была бабушка. А вообще-то нас национальные проблемы совсем не волновали.

О национальном вопросе

Это действительно очень тяжелый вопрос, надо обладать широтой  взглядов и умом, чтобы понимать, что в любом народе есть невероятные вершины и невероятные падения. Я вспоминаю очень красивую женщину – статную, видную, она ходила в таком  балахоне по Коктебелю, в конце 80-х годов. Она была армянка, и ходила со списком великих армян, в котором были: Шекспир, Достоевский, Наполеон, Толстой, и так далее.

Об Одессе и одесситах

Я нахожусь под огромнейшим впечатлением от Одессы. Из нее люди уезжают, и при этом там не меняется ощущение совершенно особенного населения. Я выросла среди этих людей, ведь множество одесситов жило в Ташкенте. И сейчас я  живу среди этих людей. Потому что их теперь много и в Иерусалиме. Выходишь на улицу Яффо и одна кричит другой на другой конец: "Как вам нравится тот Арнольд?" "Что, он опять в новом костюме?" "Какой костюм? В пятницу похоронили". "Так что вы спрашиваете, или он мне нравится?" "Но как вы оцениваете поступок?" И так на каждом шагу.

Как рождается замысел

"На него все липнет как металлическая стружка к магниту. Замысел становится основополагающей идеей на которую липнет все: лицо в поезде, какая-то книжка с полки в ближайшем магазине… Это целый процесс".

Об экранизациях собственных книг

Автору нельзя задавать такие вопросы. Или убивать до премьеры. И просто пожалеть. У меня много экранизаций, я человек измученный нарзаном, мне удалось много чего пережить, в частности, шесть экранизаций. Сейчас ведутся переговоры по поводу "Белой голубки Кордобы" с Голливудом и с американской киностудией по поводу рассказа "Адам и Мирьям".

Даугавпилсская (Динабургская) крепость - Sputnik Латвия
В Даугавпилсе снимут экранизацию Достоевского
Я человек политкорректный, и когда меня пригласили выступить перед фильмом "Синдром Петрушки" в Хайфе, я сказала, что кинематограф – совсем другой вид искусства. И что  литературное произведение, перенесенное на полотно – это нечто иное. Я всегда говорю так, как надо. Но на премьеру не остаюсь. Сажусь в машину, и уезжаю. Очень трудно писателю пережить экранизацию, даже когда играют такие гениальные актеры как Женя Миронов и Чулпан Хаматова. Они гениальны. Но ты же рождаешь своих актеров, ты их выращиваешь, создаешь, и они имеют совершенно другое лицо.

Про рассказы о любви

Дима Быков попросил меня написать рассказ о любви. Я вспомнила рассказ моей мамы о своей подруге юности и написала. А потом опять как на магнит стали налипать новые истории и ситуации и получился цикл рассказов под названием "Несколько торопливых слов о любви". Там грустные рассказы. Потому что жизнь любит счастливые браки и счастливые истории любви, а литература их не любит.

Sputnik благодарит журнал “Лилит" за организацию творческого вечера.

Лента новостей
0