Уехать навсегда нельзя вернуться

CC BY-SA 2.0 / Peter.Lorre / С чемоданами
С чемоданами - Sputnik Латвия
Гастарбайтеры из Латвии принимают решение работать в другой стране по разным мотивам. Sputnik разобрался, что толкает людей к переменам в жизни и кто выбирает родные пенаты, а кто - длинный евро.

РИГА, 10 мар — Sputnik. В трагическом для Латвии исходе молодежи за границу настали перемены. Число уезжающих сокращается. Но не потому, что жить на родине стало лучше, а потому, что изменились условия жизни наших гастарбайтеров за границей. В подробностях причин отъездов и возвращений разбирался Владимир Дорофеев.

Почему сокращается Латвия

За последние годы наметилась радостная тенденция: число уезжающих в Европу на заработки сокращается, а число возвращающихся гастарбайтеров увеличивается. Разрыв, правда, все еще большой и отрицательный. Каждый год уезжает больше людей, чем возвращается. В 2015 году отрицательное сальдо между уехавшими и вернувшимися составило около 8 тысяч человек. Но министерство экономики рассчитывает на дальнейшее сокращение разрыва.

Международный аэропорт Рига - Sputnik Латвия
Прощай, Латвия: жители по-прежнему стремятся покинуть страну
"Миграция четко связана с состоянием экономики. Как только в экономике возникает рецессия, уменьшаются зарплаты и пособия, сразу же увеличивается число эмигрантов. Как только ситуация стабилизируется, люди возвращаются обратно", — объясняет директор департамента структурной политики народного хозяйства министерства экономики Олег Баранов.

Чем хуже у нас дела по сравнению с европейскими соседями, тем хуже соотношение иммиграции-эмиграции. Уровень нашего ВВП составляет только 64% от среднеевропейского, то есть от средней температуры по больницы.

Разница же со странами, куда уезжают наши люди, еще более трагична. Например в Ирландии, весьма популярной у гастарбайтеров из Латвии, в прошлом году минимальная заработная плата составляла 1462 евро, в этом еще немного подрастет. Латвийская же "минималка" — около 370 евро (около 250 на руки).

"Если хотя бы наша средняя зарплата приближалась к уровню европейской "минималки", тенденция иммиграции уже очень заметно бы сократилась. Но пока, это только планы. И все же если в 2010 году средняя заработная плата в Латвии была 633 евро, сегодня это 818 евро. Рост есть — есть и уменьшение иммиграции", — отмечает Баранов.

Один в поле не воин

Дмитрий Литовцев рассказал Sputnik, что работает в Англии с 2008 года — устроился на склад и отработал много лет.

"Выдержать тамошнюю жизнь способны не многие. Требования к работе там гораздо жестче, культурная жизнь — гораздо беднее. Представьте сами: 12-часовой рабочий день, за это время два получасовых перерыва. И это все. Никаких, как у нас, пятиминутных перекуров, телефонных переговоров, ничего такого. Вышел на работу – пашешь как робот", — вспоминает Литовцев.

По его словам, в Латвии режим гораздо человечнее: и поговорить между собой можно, и отлучиться на 15 минут.

"Но сравните сами: в Латвии работник склада получает 420 евро в месяц, в Англии — 1200. А в Германии и вовсе – 1400. Есть разница?" — отмечает Литовцев.

По его словам, и там, и здесь очень трудно жить одному — не хватает одной минимальной зарплаты и на коммунальные услуги, и на продукты, и на остальное.

"Здесь, правда, тебе по мелочи даже соседи помогут, а там, если ты один, то ты почти как в космосе. Продукты дешевле, одежда гораздо дешевле, но у соседей зимой снега не выпросишь. Не принято там у иммигрантов помогать друг другу", — делится Дмитрий.

Как он отмечает, англичане, занимаясь благотворительностью на государственном уровне, на бытовом иммигрантам не помогают.

Лондон - Sputnik Латвия
Бывшие латвийцы о плане реэмиграции: "Спасибо, нас это не интересует!"
"Проблема не в том, что тебе не хватает средств к существованию. Там, даже если ты один работаешь, можно выжить и на "минималку". У тебя еще евро 300 в месяц на личную жизнь останется. Сейчас, правда, для новых эмигрантов некоторые пособия отменили, но все равно небольшой плюс будет. Но при этом ты вообще никому не нужен. Умрешь — не сразу и заметят", — говорит Литовцев.

Другое дело, по его словам, если едет пара, в которой работают оба, и поддерживают друг друга. Расходы на жизнь остаются такими же, но даже работая за "минималку", после уплаты всех расходов останется около тысячи евро. А что с ними делать — откладывать или прожигать — каждая семья решает по-своему.

Лучше меньше, но на родине

Сергей Клявиньш несколько раз уезжал в Англию, возвращался в Латвию и опять уезжал в Англию. После школы пошел в платный вуз, женился, сыграв дорогую свадьбу. В Риге стабильную хорошо оплачиваемую работу найти не получалось, поэтому долги сумел вернуть, только поработав в Англии на складах.

В Англии нужно было много работать, и его брак дал трещину. Вернулся на родину без долгов и без жены, но с небольшим запасом денег и обязательством алиментов. Нашел здесь новую невесту, но вот с работой так не повезло.

Промотав остаток заработанного, стал ездить в разные страны, работая на подхвате на разных строительных объектах. В перерывах между поездками давал объявления как мастер по ремонту. Здесь получается жить в минус, но с комфортом, там — зарабатывать много, но жить без всякого удовольствия.

"Если бы здесь моя зарплата была бы хотя бы 800 евро, можно было было бы на все плюнуть и осесть дома. У меня семья, и я хочу, чтоб дети росли тут. Заезжать к бабушке в гости — это гораздо лучше, чем общаться по Skype, а выпить пива с друзьями получается гораздо душевнее здесь, чем там", — поделился Сергей.

Он считает, что тепло родины это, конечно, очень здорово, но не когда ты живешь, во всем себе отказывая.

"Если денег будет меньше, поеду снова", — заявил Клявиньш.

Пенсию лучше зарабатывать в Европе

Астрида Берзиня — врач на пенсии и очень активный человек. Здесь, в Латвии, она работала на трех работах, пытаясь свести концы с концами. В активе была юрмальская квартира-новостройка, отягощенная ипотечным кредитом. Одна из работ, в медицинском центре с российским капиталом, "накрылась медным тазом" вследствие "продуманной политики латвийского МИД". Ипотечный кредит перерастал в проблему, из-за которой Астрида вообще могла остаться без жилья.

Работа международного аэропорта Рига - Sputnik Латвия
Латковскис: возвращать в страну нужно умных, предприимчивых патриотов
Сказать, что ей повезло, — это очень мягко выразиться. В ее больницу врачам поступило предложение поехать на заработки в Германию. В школе она изучала немецкий, в университете тоже. Немецкий работодатель оплатил четырехмесячные курсы в институте Гете и платил стипендию в размере зарплаты. Учиться в институте на старости лет приходилось по восемь часов в день, плюс домашние задания.

Потом Астрида уехала в небольшой немецкий город, где еще полгода работала врачом-практикантом. Затем ей предоставилась возможность сдать немецкий язык на категорию, позволяющую заниматься медициной.

Экзамен она сдала, и наступила новая жизнь. Работая в одном медицинском центре, она зарабатывала по четыре тысячи евро в месяц — гораздо больше, чем здесь на трех работах. Ипотеку свою она успешно погасила и живет в свое удовольствие.

Когда ей исполнилось 62, родина обрадовала, что теперь ей положена пенсия в 280 евро. И это за тридцать лет работы в больницах.

Астрида даже не поехала домой оформлять документы на пенсию. Сделала это в один из четырех отпусков на работе, во время планового визита к родным. Во время остальных своих отпусков она объездила Европу и туристический север Африки.

"Немецкий пенсионный возраст — 67 лет. Достигнув его, я покину гостеприимную Германию и вернусь домой. В Латвии мою пенсию пересчитали: теперь за тридцать лет работы в латвийских больницах я получаю около 400 евро. И примерно тысячу евро я буду получать пенсию за семь лет работы в Германии. К сожалению, там на такие деньги не прожить. А то бы и не возвращалась", — говорит Астрида.

Лишь бы не работать

Совсем другая история у Екатерины. Екатерина всю жизнь мечтала быть рантье, заниматься детьми, домашним хозяйством и не работать. Дома, в Латвии, это категорически не получалось. Катя уехала в Англию вместе с мужем и дочкой.

Муж там стал работать, а Катя работы избегала. Проходила различные курсы, получала пособия. На ребенка, на обучение, социальное пособие. Если одеваться в секонд-хендах, покупать продукты на торговых базах и не тратить лишнего – хватало. Муж терпел недолго — около года, потом сбежал. Катя подала на алименты. Собирая крошку к крошке, она осуществляла свою мечту – заниматься домом и не работать. Какое-то время так жить получалось.

Пляж в Юрмале - Sputnik Латвия
Долгая дорога к дюнам, или Как всё начиналось
В прошлом году английское правительство стало закручивать гайки социальщикам-бездельникам. В этом году тенденция продолжилась. В скором времени вступит в силу закон об изменении социальных выплат, многие пособия просто исчезнут.

Если раньше пособие на детей составляло 104 евро в месяц, то в этом году для жителей Латвии оно сократится в десять раз, ровно до размера этого пособия на родине — 11 евро. Изменится и ситуация с низкими зарплатами. Те, кто получал зарплату меньше минимальной, мог претендовать на государственную доплату working-tax credit. Те, кто не проработал в Англии четыре года, лишатся этой доплаты. То же правило будет относиться и к home choice возможности, предоставляемой самоуправлениями жилья с пониженной арендной платой.

Катя с дочкой вернулись в Ригу. Восьмилетнюю девочку во второй класс в Латвии не приняли — ее знания латышского языка для этого недостаточно. Год учебы потерян. Если вы думаете, что давление обстоятельств заставит Катю работать, то вы ошибаетесь.

Она уже придумала схему: сдает свою двухкомнатную квартиру в Кенгарагсе и снимает однокомнатную в Саласпилсе. На разницу в 180 евро (плюс алименты, плюс все пособия, которые ей удастся получить) собирается жить. Что ж, у каждого своя история успеха.

Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
В ЭФИРЕ
Заголовок открываемого материала