Отголоски дела Лайлы Брице: кто встанет на защиту детей

© Sputnik / Константин Чалабов / Перейти в фотобанкДети
Дети - Sputnik Латвия
Подписаться на
Yandex newsTelegram
В Великобритании, самой популярной стране для латвийских эмигрантов, участились случаи так называемого принудительного усыновления. Родителям важно не молчать, а обращаться хотя бы в посольство, пояснили Sputnik эксперты.

РИГА, 14 фев — Sputnik, Марина Петрова. Дело Лайлы Брице имело в Латвии широкий резонанс. Это история о том, что ребенка принудительно забрали из семьи, хотя мать не была замешана ни в каких криминальных историях. Вопреки сложившейся практике, к решению проблемы привлекли латвийских чиновников, министерства и депутатов, а также канцелярию президента и посольство Латвии в Великобритании.

Посол Латвии в Великобритании Андрис Тейкманис приводит статистику случаев, связанных с защитой детей: в прошлом году их было 90, в 2014 году — 89, в 2013 — около 40.

По его словам, все эти случаи очень разные и не всегда связаны с изъятием детей из семьи — в прошлом году, например, было пять случаев усыновления, причем большинство из них, не считая случая Лайлы и Кати Брице, включали связь родителей с криминалом, наркотиками или еще с чем-то нелегальным.

Тем не менее Лайла Брице, которая несколько лет судилась с британскими службами, потеряла дочь Катю — похоже, навсегда. Окончательное решение в этом деле британские судьи вынесли в октябре прошлого года и, как говорили тогда представители Министерства юстиции Латвии, обжаловать его уже нельзя — можно только обращаться в Европейский суд по правам человека.

Шокирующие подробности

Серьезные проблемы с правосудием начались у семьи в 2010 году, когда в квартире Лайлы Брице появилась полиция. Самой Лайлы дома не оказалось, зато там была ее дочь Катрина.

Из полицейского рапорта: "За дверью я услышал детский плач… В комнате стоял сильный запах мочи и фекалий. На подушке в позе эмбриона лежал ребенок. Когда мы вошли, она села, держа в руках пустую розовую бутылочку. Я пошел к ребенку, она встала и тоже направилась в мою сторону. Я заметил, что ее одежда мокрая и что надетый подгузник сползает между ног. Можно было заметить, что ребенок дрожит. От нее исходил очень сильный запах, было ясно, что за день ее ни разу не помыли и не переодели".

Девочку с согласия матери отдали на попечение государства, которая еще полтора года искала подходящее жилье для себя и своей дочки. И если поначалу социальные службы высказывали намерение вернуть ребенка Лайле, то уже через два года они передумали и запустили процесс изъятия Катрины из семьи.

Одно за другим последовали судебные заседания, все решения были негативными для матери. На определенном этапе вмешались латвийские парламентарии, что помогло добиться рассмотрения дела в Апелляционном суде.

Апелляционная жалоба Лайлы Брице была принята к рассмотрению, что бывает крайне редко.

"Судья признал большое количество различных нарушений, которые были допущены социальными службами", — говорит депутат Сейма Игорь Пименов.

Но несмотря на все старания, суд не удовлетворил просьбу Лайлы, препятствием стали полтора года, в течение которого ребенок находился вне биологической семьи — с момента изъятия прошел слишком долгий срок.

Негуманная система

В Латвии считают, что, если бы местные власти вмешались раньше, то дело могло бы закончиться совсем иначе. То же касается других дел о так называемой принудительной адопции, когда власти Латвии слишком поздно узнают о проблемах своих граждан с британскими социальными службами.

"Участились случаи, когда у наших граждан возникают проблемы с органами опеки за рубежом. В некоторых случаях ответственные органы не сообщают Латвии о том, что дети, ее граждане, помещены под опеку приемной семьи, или сообщают с большим опозданием, таким образом нарушая пункты 36 и 37 Венской конвенции о дипломатических сношениях. Промедление не дает возможности нашим органам своевременно ходатайствовать о переводе дела в Латвию", — говорит депутат Сейма Юлия Степаненко.

Если бы дела передавались на рассмотрение в Латвии, то решения по ним, скорее всего, выносились бы в пользу родителей – из-за огромной разницы между юридическими системами двух стран. По словам Степаненко, британская система выглядит, мягко говоря, негуманной.

"95% из почти пяти тысяч усыновлений в год являются принудительными. Что это значит? Это означает, что ребенка в один прекрасный день насильно забирают незнакомые люди, помещают его в чужую семью, пока родители отчаянно борются за право вернуть или хотя бы увидеть свою кровиночку", — рассказывает политик. Ей лично известно о восьми детях, судьбу которых решает сейчас Великобритания.

Иногда эти проблемы, по словам Тейкманиса, возникают по причине разности менталитетов.

Я здесь Ренарса Вимбы - Sputnik Латвия
"Я здесь": фильм о тех, кто уехал - для тех, кто остался
"В Великобритании очень много внимания уделяется вопросам защиты детей. В Латвии дети воспитываются более самостоятельными, а в Великобритании, и не только в этой стране, до 12 лет ребенку запрещено самому одному ходить в школу. Ребенок здесь не может остаться один дома. В этом случае государство в лице социальных служб вмешивается немедленно и радикально", — говорит дипломат.

По словам Игоря Пименова, родители иногда собственноручно подписывают "смертный приговор" собственной семье, даже не понимая, что с ними происходит.

"Законодательство Великобритании горой стоит за права ребенка, но понимает эти права очень своеобразно. Если судья или социальная служба считают, что ребенок плохо содержится в семье, то государство имеет полное право вначале изъять его на время, а потом передать в опекунскую семью", — поясняет он.

По его словам, среди латвийских родителей, которые теряли своих детей, никогда не было ни юристов, ни экономистов, ни других специалистов. Все они простые люди — посудомойки, упаковщики на складах, уборщицы и официанты в ресторанах, которые академий не заканчивали и которых социальным службам запугать не составляло никакого труда.

Британцы молчат

Помочь таким родителям можно было бы, если бы британские социальные службы вовремя сообщали посольствам, что ребенок попал в их поле зрения. Как говорят латвийские политики, если механизм изъятия ребенка уже запущен, то остановить его, скорее всего, не удастся.Согласно Венской конвенции, социальные работники действительно должны информировать иностранных дипломатов обо всех инцидентах с участием их малолетних граждан. Однако на деле этого либо не происходит вообще, либо происходит крайне редко.

Лондон - Sputnik Латвия
Бывшие латвийцы о плане реэмиграции: "Спасибо, нас это не интересует!"
"Они изымали детей, ничего не сообщая при этом в посольство Латвии, в латвийский Сиротский суд, в центральное учреждение, которое ответственно за выполнение Конвенции о защите прав ребенка — министерство юстиции", — говорит Игорь Пименов.

Как говорит Пименов, родители таких детей бились как рыба об лед, пытаясь чего-то добиться, — именно родители информировали посольство Латвии о подобных случаях. Между тем судопроизводство уже шло полным ходом, и даже подключаясь ко всем этим процессам, латвийская сторона уже мало что могла сделать.

"Дело Лайлы Брице частично помогло решить проблему: после его широкой огласки британские социальные работники признали, что действительно допускали оплошности", — утверждает Пименов.

Теперь, по словам Тейкманиса, ситуация изменилась к лучшему: британцы не просто сообщают о проблемах заблаговременно, но и соглашаются передавать дела на рассмотрение в латвийскую юрисдикцию. Это именно то, чего безуспешно добивалась Лайла Брице.

Декларация против принудительного усыновления

Однако, по мнению политиков, борьбу за своих детей Латвия могла бы вести гораздо активнее. Латвийский Сейм уже принял Декларацию о защите граждан Латвии за рубежом.

Рабочий визит В.Путина в Сербию - Sputnik Латвия
Президент Сербии оскандалился, заявив про "детей с сербским кодом"
"Документ состоит из двух частей. Теперь каждый раз, когда начинается судопроизводство за границей, Латвия должна получать полное право присутствовать и участвовать в качестве третьей стороны в процессе и следить за выполнением международных норм. Принятая декларация — обращение к исполнительной власти, а не закон", — говорит депутат Европарламента Татьяна Жданок.

Комитет по петициям Европарламента уже рассматривал случаи "принудительного усыновления" в Великобритании, в том числе случай Лайлы Брице. Теперь, по словам Жданок, этой проблемой займется Европарламент.

Лента новостей
0