18:50 27 Февраля 2020
Прямой эфир
  • USD1.0964
  • RUB72.1052
Новости Латвии
Получить короткую ссылку
1368

Как опуститься на самое дно и каким образом оттуда выбраться? Как найти работу на один день? Куда идти, если нет денег? Что может предложить столица Латвии тем, кто потерял телефон, кошелек, веру в светлое будущее и человеческий облик

РИГА, 23 янв — Sputnik, Антонио Бандера. Так. Носки, станки, нижнее белье, пара футболок, мыло, зубная щетка, зубная паста, маленькое полотенчико, телефон, подзарядка, ложка, пластиковый контейнер, спички. Вроде ничего не забыл. Запихиваю все это в рюкзак – видавший виды рюкзак. Чем подушиться еще нужно взять. И салфетки. И побриться.

С утра буду уже в Риге. Еду кататься в социальном лифте. В котором до сих пор, к сожалению, справляют нужду. Еду опускаться на самое дно и пытаться оттуда выбраться.

Полиция доставляет очередного клиента в ночлежку Латвийского Красного Креста.
Sputnik / Sergey Melkonov
Полиция доставляет очередного "клиента" в ночлежку Латвийского Красного Креста.

За неделю я хочу посетить все столичные приюты, посмотреть на их обитателей, персонал, быт, пожить дневной и ночной жизнью людей, опустившихся по разным причинам на социальное дно. Хотел так, а вышло иначе. Так тоже бывает. Рассказываю.

Чем поможете?

Рига встретила ощущением промокших ног. Встретила суетой, картонными стаканчиками кофе. Встретила перекрытой на реконструкцию частью Origo, где можно было усесться и подзарядить телефон. Встретила извечными стрелками сигарет у вокзальных часов, да постновогодними скидками на тряпки.

Центр обслуживания клиентов Рижской думы.
Sputnik / Sergey Melkonov
Центр обслуживания клиентов Рижской думы.

Первым делом пошел в Рижскую думу. Мне почему-то кажется, что это тот орган власти, который должен в том числе и помогать. Заранее приготовил легенду о том, что работал в столице строителем, работал неофициально (ну так получилось), работодатель обманул с деньгами – оставил ни с чем. Пошел с вопросом, мол, чем вы можете помочь человеку, оставшемуся на улице без средств и крова.

Охранник Рижской думы остановил меня на входе. Вежливо задал вопрос: "Вы к кому?" - "Мне бы в департамент благосостояния попасть", - отвечаю. "Это вам в клиентский центр сначала. Это тут рядом", - страж рукой показал направление. Мы распрощались.

Клиентский центр действительно оказался совсем недалеко, близко оказался, всего в паре минутах ходьбы. Светлое просторное помещение, тетеньки за столами сидят. И никого. Ни единого посетителя.

Беру номерок и вот уже через минуту оказываюсь перед одной из таких тетенек. Рассказываю ранее упомянутую легенду. Выслушали. Подождите минуту, говорят. Зажужжал принтер. Тетенька принесла лист формата А4 – там список ночных приютов. Вот, говорит тетенька, здесь можно переночевать. "Это все, чем вы помочь можете?" - погрустнел я. "Да", - ответила тетенька и улыбнулась. Распрощались.

Центр обслуживания клиентов Рижской думы.
Sputnik / Sergey Melkonov
Центр обслуживания клиентов Рижской думы.

В Риге существует восемь ночных приютов. Приютов для бездомных, заплутавших людей, попавших в сложную жизненную ситуацию. Пять из этих заведений принимают мужчин: на улице Маскавас, 208, на улице Мазюмправас, 8 (от христианской организации "Синий крест"), на улице Эспланадес, 1, на улице Картупелю, 8, и на улице Гайзиня, 7 (от Латвийского Красного Креста).

 

Приют Латвийского Красного Креста на Гайзиня, 7.
Sputnik / Sergey Melkonov
Приют Латвийского Красного Креста на Гайзиня, 7.

Звоню в первый попавшийся, говорю: так, мол, и так, есть ли возможность переночевать? Отвечают: "Это вам сначала в социальный центр на улице Католю нужно. Если там одобрят, тогда уже к нам приезжайте". Пошел туда. В клиентском центре Рижской думы, кстати, о нем ничего не сказали.

Новенький

Новое трехэтажное здание поблескивает. Выглядит как консервная банка, только прямоугольная. Заходим. На входе в "аквариуме" – охрана. Интересуюсь, к кому обратиться за помощью. "Вам в 117-й кабинет, это вот там". Благодарю и иду садиться на стульчики перед нужной мне дверью. Небольшая очередь. Ждем.

На первый взгляд (это мнение и потом не изменилось), здание современное, ухоженное. Совсем не похоже на социальные центры, которые нам в кино показывают. В оранжевом цвете все. На стенах – полезная информация. Вот, например, объявление о том, где можно получить бесплатную горячую еду, а вот – про одежду.

Свои эксперименты я делаю чистыми, без читерства. Еду обычно без денег (либо с минимальной суммой) и других радостей жизни. Единственное послабление, которое было сделано в этот раз, – я пытался в интернете заранее договориться о какой-либо временной работе, за которую платят ежедневно.

Получилось не очень. Несколько человек предложили мне поработать. В итоге из них остался один. С предложением работы на один день. Но все равно я всем благодарен за отзывчивость.

Социальный центр на улице Католю.
Sputnik / Sergey Melkonov
Социальный центр на улице Католю.

"О, а вы уж точно у нас новенький", - прерывает мои размышления голос женщины лет пятидесяти. Платье, беретик на голове. Улыбчивая. "Давайте, чтобы не терять времени, я вам анкету на заполнение прямо в коридор вынесу?"

Анкета представляет собой несколько листов. Персональная информация, вопросы, на которые галочки надо поставить, к ним распорядок заведения, правила социального центра. Стандартно все. А вот и еще люди подходят, садятся на стульчики. Вот парень в спортивном костюме, листает что-то в сенсорном телефоне. Вот мужчина в вязаном свитере и плотной чуть маловатой ему куртке. А вот и моя очередь подошла.

Вы когда ели в последний раз?

"Здравствуйте", - говорю, заходя в кабинет, и присаживаюсь напротив дамы в берете. "Ну и как же вас к нам занесло? Вы же не из наших клиентов. Давайте анкету", - отвечает мне дама. Даму зовут Алла.

Рассказываю ей уже вышеизложенную легенду, она параллельно вносит мои данные в компьютер. "Так вы же земляк мой! - радостно восклицает она, отрываясь от ввода данных. - Сейчас я вам все расскажу. Вы когда ели в последний раз?"

И тут мне становится стыдно, неудобно становится. Да, все мои эксперименты не отличаются особой этичностью, моралью. Нет, они не аморальны, но моралью не отличаются.

Алла продолжает: "Вот смотрите, вот буклет, там ночные приюты. Я вам подпишу, на каком транспорте в каждый из них попасть, чтобы вам удобнее было". Учтиво она делает пометки.

Алла рассказывает о четырех суповых кухнях, финансируемых при участии самоуправления, где я могу бесплатно получить горячую пищу. "Вообще их больше, чем четыре, вот я вам что дам", - она протягивает мне листочек, где от руки написано уже не четыре, а двенадцать мест бесплатной раздачи еды. "Это наши обитатели составили", - поясняет она.

Список действительно уникальный. В интернете я такого не нашел.

Список пунктов бесплатной раздачи еды в Риге.
фото автора
Список пунктов бесплатной раздачи еды в Риге.

Периодически в дверь стучатся посетители центра. С различными просьбами. И каждому Алла терпеливо отвечает на вопросы. Человек реально хочет помочь, а не отделаться отговорками.

Она поясняет, что, к сожалению, в каждом из четырех ею отмеченных приютов я могу находиться не более пяти суток – место декларации не рижское. Она выписывает мне "проходку" в приют на Маскавас.

Рижский приют на улице Маскавас.
Sputnik / Sergey Melkonov
Рижский приют на улице Маскавас.

"Вот с этим туда к пяти часам", - указывает она. На мой вопрос, как там вообще, в этой ночлежке, Алла искренне говорит, что не знает: "Не была там даже на экскурсии. Но точно вам скажу: телефон прячьте подальше, даже спите с ним. Понимаете, там люди разные, там не институт благородных девиц. Вы когда-нибудь в приютах были? В Красном Кресте были? Тогда вам вообще ничего не страшно. Я вам его даже не предлагала".

"Вы не хотели бы у нас работать?" - Алла аж сама засветилась от этой мысли, "Ну, не совсем у нас, не здесь, в центре. В приюте на Маскавас. Там санитара ищут. Да, зарплата небольшая. Но зато жильем будете обеспечены. И какой-никакой едой. Подумайте. Я сейчас коллеге позвоню. И удачи вам". Так я попал к другому соцработнику по имени Иева.

Работать с людьми

Мы поднимаемся с Иевой, женщиной за пятьдесят, на второй этаж. "Так, подождите", - останавливает она меня. "Выпишите парню два пакета, - обращается она к охране и добавляет: - Напишите, что попал в трудную ситуацию". Я расписываюсь в журнале и получаю целлофановый прозрачный пакет с провиантом – вареное яйцо, бутерброд с сыром, пять печенюшек. И второй - с аналогичным наполнением. Я беру их. Мне становится неудобно второй раз. На кулечках заботливо наклеены отметки со сроком хранения.

Незамысловатый провиант.
фото автора
Незамысловатый провиант.

Социальный центр неплохо обустроен. Дезинфекция, душевая, просторное помещение для посетителей – люди играют в новус, просто болтают. И это только то, что я заметил, поднимаясь на второй этаж. Вот знаете, как я понимаю, что в заведении убираются? Просто в туалет захожу. Туалет чистый.

Мы заходим в кабинет Иевы. "Обязательно подумайте насчет работы санитаром. Я вам сейчас номер телефона дам. Вы позвоните, обязательно позвоните. Там оплата до пятисот евро. Но жильем вас обеспечить могут. Скорее всего, это будет жилье в том же приюте, но на другом этаже, там получше. В чем работа заключается? Памперсы менять, за людьми ухаживать. Еще в межциемский центр социального ухода люди очень нужны", - говорит Иева.

Мы сидим болтаем на отвлеченные темы еще какие-то, пока я подзаряжаю телефон. Я получаю обещанные номера, благодарю и прощаюсь. Этим людям - и Алле, и Иеве - просто крайне показано работать с людьми. Социальный работник – это явно их профессия.

Выходил я из социального центра в приподнятом настроении. В радостном, я бы даже сказал. Радостном за отзывчивых людей, которые добросовестно выполняют свою работу.

Я созваниваюсь по выданным мне Иевой номерам. "Конечно, нужны люди. Приезжайте в любой день к десяти. У вас какая категория латышского языка? Ой, мы и со второй берем. Приезжайте".

При чем тут Япония

В приют на Маскавас я решаю сегодня вечером не ехать. В приютах (по крайней мере, в том, что я был) главная для меня проблема – это запах. Одежда вся им пропитывается. А если ехать куда-то на собеседование по работе – это, мягко говоря, не очень. Сменки верхней одежды у меня нет. Поэтому ищем самый бюджетный хостел.

Japanese Style Centrum - и в самом центре Риги, и цену Booking выдает аж восемь евро за одноместный номер. Чувствую, что лукавят, но иду. Найти это место крайне непросто. Вроде и Меркеля, вроде и в подворотню надо. А дальше никаких табличек, никаких указателей.

Чудом нахожу нужный мне подъезд. И тут новая дилемма – входная дверь на кодовом замке. Код вы, кстати, получите лишь после заселения. Жду. А вот и люди выходят. А вот и я уже в подъезде. И дальше по винтовой лестнице с высокими пролетами - на последний этаж. Там тоже не будет никакой таблички. Я просто иду по наитию.

Хостел Japanese Style Centrum - в самом центре Риги.
фото автора
Хостел Japanese Style Centrum - в самом центре Риги.

Ресепшен хостела неплохой, просторный. Одноместный номер действительно стоит от восьми евро. Расплачиваюсь, иду смотреть номер. Захожу - и сразу кровать. В буквальном смысле. И все. Табуретка еще. И вентилятор. И зеркало. И вешалочка прибита на стенку. И нет окон. И это мансарда, во весь рост можно только у двери постоять.

На ресепшене я все гадал, что же японского в этом заведении. Ответ получен. Это номера-капсулы. И вот сижу я эдаким Раскольниковым на кровати в помещении два на два, ем данный мне в социальном центре бутерброд с сыром и планирую дальнейшие действия. А вот дальше все пойдет совсем не по плану.

А дальше что?

Я планировал пожить во всех приютах Риги. Но жить по пять суток в каждом – это слишком даже для меня. А идти в социальный центр и объяснять, почему я желаю в каждом побыть по одной ночи – идея так себе. Еще и мигрень началась. Кто с ней сталкивался, тот понимает, что это такое. Это жуткие головные боли. Иногда до рвоты. Маюсь, жду утра, дабы достать "Солпадеина". Он помогает от этих болей. Договариваюсь с добровольцем, что он отвезет меня в одну из суповых кухонь. Пытаюсь уснуть.

В этом хостеле я проведу трое суток. Кстати, цены там очень резко меняются, восемь евро за комнату – это такое завлекалово. За это время я побываю в суповой кухне на Лактас, около Браславской тюрьмы. Я как-то уже писал обзор про это место. Там ничего не поменялось. Тюрьма все также скалится решками, да играет колючкой поверх забора.

Отстояв очередь, можно получить ведерко супа и хлеб. За это время я встречусь с приятелями и чрезмерно с ними выпью. Что будет огромной ошибкой. Когда я пью – это туши свет. Туши свет – разжигай костры.

За это время я успею съездить в приют "Синего креста" на разведку. Там получу ответ (правда, не от администрации, но от посетителей), что с запахом туда не берут. За эти дни головные боли усилятся, и я стану лечить их алкоголем. Что будет второй моей ошибкой.

Латвийский Красный Крест.
Sputnik / Sergey Melkonov
Латвийский Красный Крест.

На четвертые сутки я окажусь в приюте Красного Креста. В котором уже был. Работник ночлежки настоятельно посоветует обдумать, стоит ли идти мне сюда на ночлег с таким мобильным телефоном. "Вот если бы хотя бы экран у вас побитый был. А так, ну, сопрут же", - скажет он. Я отвечу: "Да без проблем". И на экране мобильного появится "паутинка".

Телефон в конечном итоге все-таки сопрут. А в нем фото и ценные записи моих похождений. Хорошо, что некоторые фотофакты я скидывал знакомым в соцсетях. Туда я больше не решусь захаживать.

Ночью около Origo я познакомлюсь с молодым путешественником из Финляндии. Парня только что избили и ограбили, отобрали мобильный и наличные. Парень с непривычным для моего слуха именем все-таки окажется смышленым и трижды неправильно введет пин-код своей банковской карты, дабы деньги не достались грабителям. Мы будем двое суток слоняться с ним по столице, общаться на ломаном английском. В итоге я одолжу денег и дам ему их на дорогу. Потому что остаться в чужой стране без средств и телефона – это достаточно печально.

Нам бодро рапортуют, что на рынке больше нет контрабандных сигарет. Врут. Все осталось на прежнем уровне. Места поменялись. Торговцы поменялись. Возможно, это даже какой-то передел. Идешь по рынку, видишь бомжеватого вида мужичка, спрашиваешь: "Уважаемый, где сигарет прикупить?" И за пару папирос он вам все расскажет и покажет. Да, контрабанду больше не предлагают внаглую, но это совершенно не значит, что ее нет.

 

Рижский приют на улице Маскавас.
Sputnik / Sergey Melkonov
Рижский приют на улице Маскавас.

Почему я

Почему я во все это ввязываюсь? Ну, в такие проекты, как пожить по ночлежкам. Да не было никогда у меня понятия дома. Знаете, такого, где ты полностью хозяин. Чтобы и ходить в трусах или вообще без оных, а потом — бац — захотел и стену перекрасил, а потом и вообще снес, совместил ванную с коридором. Потому что так захотелось, "желта вода в голову вдарила", тараканы на дыбы встали. Или еще чего.

Разумеется, в трусах или без них можно щеголять и съемной квартире. Да и стенку перекрасить. А иногда даже и снести. Но надо договариваться. Хотя вроде мне еще нет сорока, вроде все может еще и быть. А пока, где уснешь, там и будет родина.

И в конце еще скажу, что я очень благодарен всем, кто мне помогал в течение этой недели в Риге. Очень. Алле с Иевой желаю всего самого доброго. Эксперимент я фактически завалил, но в приюты я больше не поеду. Хватит.

По теме

От сосисок до гроба - один шаг. Как в Лудзе решили и языковой, и национальный вопрос
Другая сторона. Почему в Риге не умрешь с голоду, или Путешествие в мир бездомных
Другая сторона Латвии. Собачья миска в рижской ночлежке
Теги:
Латвия, Рига

Главные темы

Орбита Sputnik