15:55 25 Февраля 2021
Прямой эфир
  • USD1.2146
  • RUB89.4919
Новости Латвии
Получить короткую ссылку
Киноклуб (114)
447

Авторы фильма о Жанисе Липке не пытались объективно отразить всю атмосферу страха и ненависти, царившую в Риге во время нацистской оккупации, вероятно, потому что это непременно подняло бы вопрос об ответственности местного населения - но эту тему обошли совсем

РИГА, 31 окт — Sputnik, Михаил Губин. В рамках национальной программы фильмов к столетию латвийской государственности на экраны страны вышел фильм "Отец Ночь". Это первый и пока единственный латвийский художественный фильм о немецкой оккупации. Имеются в виду, конечно, фильмы снятые после восстановления независимости. Про 1940 год уже есть, по крайней мере, два фильма. Есть кино про 1919 год, про 1989-й, про древних земгалов.

А вот начало Второй мировой войны в Латвии в художественном кино отражено не было.

Скорее всего, потому, что тогда не обойти тему Холокоста и вопрос о том, кто виновен — только немцы или еще их местные прислужники? Почему-то среди латышских политиков и историков на этот счет до сих пор ведутся споры. Кто были латышские легионеры СС — палачи или герои?

Латышское общественное мнение склоняется ко второму, но снимать об этом фильм и представлять его на суд мировой общественности как-то неудобно. Даже про героя-летчика Цукурса сделали только мюзикл, для внутреннего употребления.

Но выход был найден — история Жаниса Липке. Когда на Кипсале открылся музей этого человека, создатель экспозиции, бывший премьер Марис Гайлис неоднократно говорил, что в мире латышей знают только как убийц евреев.

"Нам навязывают чувство вины: вы расстреливали, вы ответственны... А мы должны сказать: да, мы были по обе стороны. Кто-то расстреливал, но кто-то и спасал. Да, у нас был Арайс и другие, и это правда, но есть и другая сторона медали. Мы — не народ убийц, у нас были не только плохие, но и хорошие.

Поэтому мне казалось чрезвычайно важным, важным на государственном уровне, показать широкой международной общественности, что у нас есть Жанис Липке — настоящий латыш, у которого было двадцать пять помощников, спасавших евреев от истребления. И все они делали это, рискуя своими жизнями", — говорил Гайлис.

Очевидно, схожие мысли были и у режиссера Дависа Симаниса, который взялся экранизировать историю Жаниса Липке. Что ж, вполне мог бы получиться латвийский "Список Шиндлера", при должном умении и бюджете. К сожалению, ни того, ни другого явно не хватило.

Фильм рассматривает отрезок жизни Липке и его семьи с начала июля 1941-го, когда немцы взяли Ригу, до декабря, когда фашистами было уничтожено большое Рижское гетто. Все, кто знал Жаниса Липке, рассказывали, что это был лихой человек, авантюрист, склонный к риску. Отсюда и его занятие контрабандой. В фильме же Липке в исполнении Артурса Скрастиньша изображен вечно угрюмым, подавленным и растерянным.

В самом начале нам показывают главного героя, прячущего контрабандный спирт. Известно, что в 1930-е годы в балтийских странах и Финляндии такая контрабанда процветала, на эту тему в музее Липке даже была устроена выставка. Но откуда и куда можно было перевозить нелегальный товар в июле 1941-го? Когда все кругом горело, шло наступление немцев по всем фронтам? Не объясняется.

К тому же известно, что когда латвийская таможня два раза ловила контрабандиста Липке – в 1937 и 1939 годах, то в первый раз у него изъяли бритвенные лезвия, кольца и карманные ножи, а во второй раз — два рулона шелка и килограмм молотого кофе. Никакого спирта. В обоих случаях Липке удалось избежать заключения и отделаться штрафом. Причем в первый раз он заплатил 314 латов, а во второй — 902. Огромные суммы по тем временам. Человек он был явно не бедный и не простой.

Видно, что авторы фильма тоже много чего знают про своего героя. Но не то чтобы скрывают, а, скорее, считают, что это известно и зрителям. Например, фильм начинается с того, что маленький сын Жаниса – Зигис красиво тонет в Даугаве. Казалось бы, сколько раз мы уже такое видели! Но если знать, что Зигфрид Липке в будущем стал спасателем на водах и спас 12 утопающих, то эпизод приобретает другой смысл.

Или вот история дочери Липке. Вскользь упоминается, что она была коммунисткой, пропала 1 июля 1941 года, и судьба ее отцу неизвестна, но и при упоминании о ней его лицо озаряется трагическим светом. Айна была инструктором райкома комсомола, эвакуировалась в Россию, затем вернулась и продолжила комсомольскую карьеру. Но в 26 лет действительно пропала без вести – по одной из версий утопилась в Даугаве из-за несчастной любви. Авторы как бы намекают на это, но для тех, кто в курсе.

Психологически в фильме неясны причины, побудившие Жаниса Липке спасать евреев. Знавшие его люди говорили о его вечном чувстве противоречия и непокорности. В фильме мы видим Липке, запуганного немцами до кровотечения из носа. И сначала он боится нарушать немецкие правила, отказывает в помощи своему еврейскому другу. В этой роли неожиданно появляется шоумен и телеведущий Михаил Карасиков.

Режиссер Симанис в интервью на радио говорил, что спасать евреев его героя побудили увиденные им несправедливости советской власти. Хотя до этого было принято считать, что Липке к советской власти претензий не имел, а при Улманисе прятал в порту коммунистов-подпольщиков. Да и при немцах он хорошо устроился — механиком на складе люфтваффе. Каким образом, неясно. Раз! И герой уже носит комбинезон с фашистским орлом.

Далее нам показывают муки совести Липке, который принял решение спасать евреев. Он сообщил об этом жене во время интимной сцены в спальне. То есть решение это искреннее и выстраданное.

Иоганна Липке в исполнении Илзе Блауберги показана железной женщиной, какой, вероятно и была. Правда, из истории мы знаем, что занятие мужа контрабандой она не осуждала и даже привлекалась к ответственности вместе с ним в 1937 году.

В общем, экранный Липке, в традициях приключенческого кино, начинает спасать евреев из Рижского гетто. Причем уже летом 1941-го, тогда как евреев в гетто перестреляли в октябре.

"Перемещение рижских жидов из их роскошных квартир в центре Риги и Межапарке близится к завершению. Уже многие недели по рижским улицам жиды со своими вещами едут и идут в свое настоящее место жительства — гетто", — писала фашистская газета "Тевия" 8 октября.

Страшно представить себе это. Еще вчера они жили как обычные граждане – вдруг на них нашили желтые звезды, запретили ходить по тротуарам, покупать продукты в магазинах и на рынках, пользоваться почтой, ездить в трамваях…

Ранее 31 июля 1941 года та же газета сообщала: "Сегодня утром на улице Гоголя в очередь у магазина между латышами встала жидовка Блума Вородова. Она была без опознавательного знака — звезды Давида. Латышка Анна Калме призвала жидовку покинуть очередь, но та, нарушая правила, отказалась послушаться. Озлобленная жидовка угрожала латышам: "Подождите только пару дней, тогда увидите!" На повторный призыв Анны Калме покинуть очередь, жидовка напала на латышку с молочной бутылкой. Удар был настолько сильным, что бутылка разбилась, поранив К. Это подлое нападение и вызывающее поведение жидовки еще раз показывает, что меры против жидов никогда не могут быть слишком суровыми".

И далее газета не раз осуждала мягкосердечных латышей, продающих евреям продукты, и приравнивала это к преступлению.

В фильме есть эпизод, где продавец не пускает еврея в магазин. Но объективное отражение всей атмосферы страха и ненависти, царившей тогда в Риге, непременно подняло бы вопрос об ответственности местного населения. Но эта тема обойдена совсем, никакого Арайса, Цукурса и прочих подручных в фильме нет.

Очевидно, восторжествовала точка зрения, продвигаемая в том числе экс-президентом Вике-Фрейбергой, что немцы с их железной дисциплиной просто не могли допустить никакой местной самодеятельности в деле уничтожения евреев и все делали сами. И синагогу в Риге они сожгли, намекается в фильме. За то, что евреи были коммунистами и чекистами.

По законам драматургии, в противовес хорошему латышу Липке должен бы быть латыш плохой, евреев губящий. Но чего нет, того нет.

Участие местных жителей в Холокосте - это вовсе не "советско-российская пропаганда", а установленный факт. В 2002 году на открытии мемориала расстрелянным в Румбульском лесу узникам Рижского гетто тогдашний посол США Брайен Карлсон сказал: "Из 1700 убийц от 1000 до 1500 составляли жители Латвии, мобилизованные в спецформирования, окружную полицию, полицию Рижского городского батальона, и около сотни охранников Рижского гетто". Но фильм снимался с целью показать хороших латышей.

Очевидной слабостью сценария можно объяснить и то, что спасаемые Жанисом люди практически неотличимы друг от друга. Какие-то темные фигуры в кипах и с большими носами, в большинстве своем безымянные. Символы, а не люди. Кто они, каковы их истории, какие между ними отношения?

Точно так же ничего не известно о соратниках Липке, тех самых двадцати. Кто они были? Почему рисковали жизнью? Мне лично в фильме этого не хватило.

А еще непонятно, почему фильм так называется. Хотя прежнее название "Мальчик с собакой" было не лучше.

Возможно, от малобюджетного фильма начинающего режиссера не стоило ждать многого. Хотя и непонятно, почему в фильме на такую тему, к тому же созданному в рамках государственной программы, эта малобюджетность так лезет в глаза. Можно понять, почему Кипсалу снимали в Каугурциемсе - на нынешней Кипсале, стараниями все того же Мариса Гайлиса, нужных строений не осталось. Но почему Рижское гетто - в Тукумсе? На Маскачке, где происходили исторические события, полно аутентичных трущоб. Впрочем, это дело режиссера и директора картины.

В финале Жанис Липке, следуя за выселяемыми из гетто, попадает в Румбулу и наблюдает расстрел евреев в лесу. Это самая страшная сцена в фильме, хотя в реальности вряд ли кого-нибудь без последствий подпустили бы так близко к месту преступления. Но художественно это вполне оправданно. Хотя ничего не добавляет к характеристике героя, своей жизнью он рисковал и до этого, а решение принял уже давно.

Кончается фильм тем, как Липке вывозит евреев из Риги. Как известно, он прятал их на своем хуторе в Курземе. Дальше, как и положено, сообщается, что Жанис Липке и его жена были признаны в Израиле праведниками мира и что герой дожил до 1987 года. И приводятся имена спасенных им людей. Возможно, если бы Жанис Липке в дальнейшем пострадал от советской власти, нам показали бы "начало второй оккупации" и допрашивающих чекистов.

Однако о художественном произведении следует судить по тому, что в нем есть. На мой взгляд, есть тут немного.

Фильм слабый и сделан по лекалам предыдущих фильмов про Холокост. А главное – с холодным сердцем. Вот решили, что к столетию Латвийской Республики фильм на такую тему должен быть, дали немного денег – и сняли. А то перед международной общественностью как-то неудобно.

Латвия предпочитает коричневое: что изменит резолюция Европарламента>>

Тема:
Киноклуб (114)

По теме

Европарламент осудил неонацистские группы в Латвии
Память для жертв и для палачей: уроки трагедии Холокоста
"Их уже ничто не остановит": страны Балтии стали центром переписывания истории
Режиссер: я бы не смог снять фильм про Цукурса
Теги:
фильм, Латвия, Жанис Липке, Холокост

Главные темы

Орбита Sputnik