15:19 17 Января 2020
Прямой эфир
  • USD1.1169
  • RUB68.8102
Новости политики Латвии
Получить короткую ссылку
1332

Использование символов Латвийской ССР на массовых мероприятиях запрещено, но этот запрет почему-то не исполняется в отношении красно-бело-красного флага, утвержденного Верховным Советом в качестве символа ЛССР 15 февраля 1990 года

РИГА, 15 фев — Sputnik, Михаил Губин. Верховный Совет Латвийской ССР 15 февраля 1990 года принял декларацию о государственной независимости, которая объявила декларацию от 21 июля 1940 года о вступлении Латвии в состав СССР незаконной с момента принятия. А также утвердил государственные символы Латвийской ССР — красно-бело-красный флаг, герб образца 1921 года и гимн Dievs, svēti Latviju.

Заметим, что все это было сделано обычным Верховным Советом одиннадцатого созыва, выбранным в 1985 году по советским законам, когда никакого Народного фронта и в помине не было. В том Совете было 325 депутатов. Из них: 219 – члены и кандидаты в члены КПСС, 47 – члены ВЛКСМ, остальные беспартийные. Половина – 164 человека – рабочие и колхозники, 62 – партийные, комсомольские и профсоюзные работники, 56 – советские работники, 10 депутатов – Герои Советского Союза или Герои Социалистического труда, 224 – награждены орденами и медалями СССР.

Правда, к 1990 году многое изменилось. К тому же принять законы латвийских парламентариев уговаривали народные депутаты СССР – Дайнис Иванс, Маврик Вульфсон, Юрис Боярс, Эдвинс Инкенс.

За декларацию голосовало 262 депутата. 3а — 177, против — 48, воздержались — 14. За символику голосовали 257 депутатов. Против красно-бело-красного флага не голосовал никто, воздержались — 30. Против гимна голосовали 11, воздержались 48. Против герба никого не было, воздержались 35. "За" решили не считать, так как необходимое большинство — 213 голосов — было налицо.

Декларация о независимости сразу ничего не поменяла. Республика продолжала называться Латвийской ССР, границы не закрылись, своя валюта не появилась. Декларация пока оставалась только декларацией.

А вот смена флага, герба и гимна сразу стала заметна. Закон вступил в силу 27 февраля. Красные флаги с волнами исчезли с государственных учреждений, были подняты красно-бело-красные. Председатель Совета министров Вилнис Бресис передал снятый флаг министру культуры Раймондсу Паулсу, тот обещал отдать в музей. То же самое касалось и герба.

Смена символики Латвийской ССР коснулась и размещенных на латвийской территории воинских частей. Лозунги оставили прежние — о защите социалистического Отечества.

Сбылась мечта народная

Вот так сбылась мечта латышского народа о возвращении флага и прочих национальных символов. Этому придавалось большое значение. Верили, что если довоенный флаг будет свободно реять, то все остальное приложится — и сельское хозяйство, и промышленность, и процветание.

Ведь с 25 августа 1940 года, после того как красно-бело-красный флаг перестал быть флагом Латвийской ССР, он стал нежелательным. А после того, как его использовали латышские легионеры СС, и вовсе запрещенным.

В Музее оккупации можно ознакомиться со свидетельствами, как "в годы страшной оккупации" латыши 18 ноября украшали стол красно-бело-красными флажками, как носили их под пальто. А отдельные смельчаки, в основном подростки, по ночам их вывешивали. Но об этом точно знали только в КГБ.

Вот лишь некоторые эпизоды.

Пятого декабря 1963 года ночью двадцатидвухлетний студент Бруно Явойшс водрузил на рижской радиобашне на улице Радио красно-бело-красный флаг. Студент был арестован, но флаг не могли снять до вечера.

Третьего июня 1972 года ночью на топографической вышке в Скривери Андрей Пуце вывесил красно-бело-красный флаг с траурной лентой и надписью "Памяти жертв сталинизма". Внизу башни он прикрепил фанерную дощечку, на которой было написано: "В этот раз на самом деле заминировано". Флаг провисел до 11 часов. Пуце 27 июня был арестован.

Пятнадцатого августа 1982 года ночью в Лимбажи девятнадцатилетний Оярс Витиньш и несовершеннолетний Янис Пауцитис взобрались на здание райкома Компартии Латвии и исполкома на улице, сняли и разорвали флаг Латвийской ССР и вывесили красно-бело-красный. Их арестовали, обвинили в злостном хулиганстве и приговорили к двум и полутора годам лишения свободы, соответственно.

Поэтому, когда 14 июня 1988 года в Риге прошло организованное Клубом защиты среды массовое шествие от Дома политпросвещения (ныне — Дом конгрессов) до памятника Свободы и ныне покойный Константинс Пупурс впервые после войны пронес по улице красно-бело-красный флаг, это было воспринято как небывалое событие.

14 июня 1988 года Константинс Пупурс впервые после войны пронес по улицам Риги красно-бело-красный флаг
Фото Национального исторического музея
14 июня 1988 года Константинс Пупурс впервые после войны пронес по улицам Риги красно-бело-красный флаг

По этому поводу 18 июня 1988 года собрался расширенный пленум ЦК КПЛ. Первый секретарь Борис Пуго с возмущением рассказывал, что под прикрытием идей перестройки отдельные люди и группы используют безответственные лозунги типа "Свободная Латвия – в свободной Европе", "Мигранты – латвийский Чернобыль" и так далее, символику и флаги буржуазной Латвии.

"Первый раз в послевоенной период флаг буржуазной республики, не флаг Латвии, как это хотят преподнести, а прямо символику буржуазной Латвии фактически свободно пронесли через весь город. Я уже не говорю о лозунгах, которые упоминал Борис Карлович. Что это? Плюрализм мнений? Возможность высказать разные мнения или наши уступки?" — вторил ему секретарь Рижского горкома Арнольдс Клауценс.

"Я получил целый блок документов, здесь много подписей: "Почему и как так произошло, что манифестация памяти невинных жертв сталинизма превратилась в антисоветское националистическое шествие с флагом буржуазной Латвии? Кто виноват? Какие меры приняты? Как наказаны организаторы, участники, руководители?" С возмущением спрашивают наши люди, наши коммунисты, наши рабочие" — восклицал первый секретарь Октябрьского райкома Риги товарищ Терехов.

Ответов на эти вопросы не было. Но было видно, что коммунисты, не имея ясных указаний из Москвы, растерялись и упустили инициативу.

Почти советский флаг

А тем временем красно-бело-красные флаги появлялись повсюду, латышская пресса начала кампанию за их официальное возвращение. Главными агитаторами и пропагандистами тут выступили Янис Петерс, председатель Союза советских писателей Латвии, член ЦК КПЛ, и профессор Янис Страдиньш, академик, фамилия которого позже была обнаружена в пресловутых "мешках ЧК".

Интересные аргументы они находили. Профессор писал в газете Cīņa 7 июля 1988 года: "И второе обстоятельство, что подчеркивают почти все исследователи, которые с девятнадцатого века писали про этот флаг, – красно-белые цвета — это также военные цвета славян". И дальше ссылается на "Слово о полку Игореве".

А далее: "Надо помнить, что это флаг собрал тех латышских крестьян и рабочих, которые в 1919 году боролись против войск Бермонта — фон дер Гольца не только за независимость Латвии, но, по сути, за защиту революционной России от этого мощного войска реставрации монархии".

В другой статьей академик напоминал, что пока 25 августа 1940 года Латвийская ССР не приняла новую конституцию — флаг Советской Латвии был красно-бело-красный.

"Во время событий лета 1940 года красно-бело-красный флаг находился рядом с красным. Решением Народного правительства оба были вывешены на государственных и жилых зданиях в день выборов 15 июля, оба вместе развевались на заседании Народного Сейма 21 июля, когда в Национальном театре провозгласили советскую власть в Латвии. Красно-бело-красный флаг 5 августа 1940 года был в Кремле, когда Верховный Совет СССР принимал решении о принятии Латвийской ССР в состав Советского Союза", — писал профессор.

Янис Петерс тоже боролся за флаг, убеждая ЦК КПСС, что красно-бело-красный флаг вовсе не враждебен красному советскому. Находил всяческие исторические подтверждения: "С этим флагом вернулась из Советской России часть красных латышских стрелков, а в июле 1940 года, когда в драматических обстоятельствах в Латвии была возрождена советская власть, красно-бело-красный развевался рядом с красным".

Академик Страдиньш в 1988 году увидел крестьянина, на тракторе которого развевался красно-бело-красный флаг. И рассказал об этом Янису Петерсу, который подумал: "Если флаг помогает этому человеку пахать, если флаг помогает чувствовать благословение земли Латвии, тогда пусть он развевается вечно над нашей униженной войнами и произволом землей, которая возвращает плодородие и гордость!" Так поэт написал в знаменитой статье под названием "Я верю в здоровые силы".

Он же боролся и за возвращение гимна. Как утверждал Петерс, по первой программе Всесоюзного радио гимн Dievs, svētī Latviju! шесть раз звучал в июле и августе 1944 года, не только в годовщину установления советской власти в Латвии, но и когда гвардейцы латышской советской дивизии пересекли латвийскую границу. И 15 октября 1944-го, когда дивизия маршировала в Риге у памятника Свободы, оркестр играл тот же гимн, уверял Петерс.

В общем, всеми силами доказывали, что гимн и флаг, по сути, наши, советские.

Были, конечно, и голоса против. Например, в газете Cīņa ветеран революционного движения Анисис Кадикис прямо говорил: "Полнейшая ложь, что латышские красные стрелки несли красно-бело-красный флаг. К тому же надо помнить, что флаг буржуазной Латвии осквернен человеческой кровью. Эта белая полоса стала красной. И фашистский переворот 1934 года Улманис совершил под красно-бело-красным флагом. Этот флаг не может символизировать демократию, так как в буржуазной Латвии ее не было".

Но такие мнения в латышской прессе были редки.

Признано Лениным

Двадцать восьмого июля 1988 года была создана рабочая группа Президиума Верховного Совета Латвийской ССР по совершенствованию конституции и других законодательных актов, так это называлось. Комиссия должна была рассмотреть поступившие предложения трудящихся и решить, что делать. Поддержать красно-бело-красные цвета как национальную символику, признать красно-бело-красный флаг национальным, государственным или отклонить все эти предложения. 

Приходили сотни писем, и, как уверял член комиссии Янис Страдиньш, ни в одном из них красно-бело-красный латвийский не противопоставлялся красному советскому.

Газеты эти письма публиковали. На одно такое (из Огре): "Наш нынешний флаг самый правильный, больше всего отражающий символы нашего государства — синяя волна с белой пеной символизирует море… Это напоминает о характере нашего народа, такие мы есть — с зигзагами и волнами…" — приходилось сотни противоположных.

"Под этим флагом жили многие национальности в стране, которую признало первое советское правительство во главе В. И. Лениным"?— напоминала в письме в редакцию "Padomju Jaunatne" актриса Лидия Пастернака-Фреймане.

"Признав красно-бело-красный флаг символом возрождения Латвии в условиях социализма, мы отнимем возможность использования этого символа экстремистами. Популярность национальной символики в народе велика. Ее реабилитация будет содействовать народному доверию процессам перестройки", — уверяли в коллективном письме сотрудники Музея истории ЛССР.

Больше было чисто эмоциональных откликов. Например, требуя возвращения довоенного гимна, уверяли, что с ним будет легче работать.

"Гимн Латвийской ССР должен быть таким, при звуках которого ты автоматически вскакиваешь на ноги, снимаешь шляпу, и у тебя мурашки бегут по позвоночнику. Таким, который любит и поет весь народ. Все новое и чужое принимается трудно, и из любви по принуждению ничего не получится", — писал в газету бригадир рыболовецкого колхоза "9 мая" Екабс Силиньш от имени 36 рыбаков.

Свое слово сказали и латвийские комсомольцы. В 1988 году 31 августа бюро ЦК ЛКСМ Латвии постановило признать сочетание красно-бело-красных цветов латышской национальной символикой. Но предостерегло против ее тенденциозного и одностороннего использования с целью разжечь национальную вражду и расколоть общество. А также против ее изготовления частниками в целях наживы.

Седьмого ноября 1988 года на демонстрацию в честь годовщины Великой Октябрьской социалистической революции члены Народного фронта вышли с лозунгами в поддержку перестройки и национального возрождения. Во главе колонны несли флаги СССР, Латвийской ССР, красно-бело-красный флаг и Знамя мира Рериха.

Но еще до этого, 29 сентября 1988 года, ВС ЛССР принял решение: "Считать исторически сложившееся красно-бело-красное сочетание цветов народной культурно-исторической символикой. Красно-бело-красное сочетание цветов флага можно использовать во время народных, трудовых и семейных праздников, в памятные дни, в различных культурных и массовых мероприятиях".

Что запрещено, то не разрешено

Одиннадцатого ноября красно-бело-красный флаг был торжественно, с молитвой, поднят на башне Святого духа Рижского замка.

Пятнадцатого февраля 1990 года была изменена Конституция Латвийской ССР, разделы с описанием флага и герба и с упоминанием гимна. Между прочим, не всем националистам это пришлось по нраву.

"Как случилось, что наш национальный флаг стал флагом ЛССР?" — горестно спрашивал лютеранский пастор Арвидс Бобинскис, член ДННЛ и призывал вспомнить зверства КГБ и пострадавших от него борцов за свободу.

"А теперь красно-бело-красный флаг развевается над отделами КГБ и военкоматами, откуда латышских юношей забирают в оккупационную армию. А гимн Dievs, svētī Latviju? Теперь он должен звучать после "Союз нерушимый республик свободных?" – спрашивал пастор.

Но официальные власти предпочли не заметить этого противоречия.

Третьего мая 1990 года новоизбранный Верховный Совет Латвийской ССР двенадцатого созыва стал Верховным Советом Латвийской Республики, который 4 мая и принял декларацию о возобновлении независимости.

Митинг на берегу Даугавы в поддержку декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики, 1990
© Sputnik / Александр Макаров
Митинг на берегу Даугавы в поддержку декларации о восстановлении независимости Латвийской Республики, 1990

Шестнадцатого января 1997 года Сейм принял, а президент Гунтис Улманис 30 января провозгласил закон о собраниях, шествиях и пикетах, согласно которому использование флага, герба и гимна Латвийской ССР было запрещено, даже в стилизованном виде.

Никто, конечно, уже и не вспоминал ни о духовной близости латвийского флага к советскому.

Интересно, конечно, искренне ли эти люди верили в то, что говорили, когда цитировали Ленина и рассуждали о коммунистических идеалах? Или это был тонкий расчет, чтобы перехитрить Москву и постепенно сначала восстановить символику, а потом и независимость? Возможны все варианты, в том числе и смешанные.

Однако перехитрили они и самих себя. Вот что записано в законе о собраниях, шествиях и пикетах: "Запрещается использовать флаги, гербы, гимны и символику (также в стилизованном виде) бывших СССР, Латвийской ССР и нацистской Германии". Описаний флагов нет.

Есть еще закон о безопасности публичных развлекательных и праздничных мероприятий, уточненный и дополненный в 2013 году. Он тоже запрещает те же флаги, гимны и гербы, а также нацистскую свастику, знаки SS, серп, молот и пятиконечную звезду.

Но, как нас учил академик Страдыньш, флагом Латвийской ССР в 1940 году был и красно-бело-красный. А сегодня мы отмечаем годовщину, когда он снова им стал в 1990-м. А использование флагов Латвийской ССР, в том числе и стилизованных (например, в виде ленточки), на массовых мероприятиях запрещено законом.

Но в данном случае полиция его почему-то не исполняет.

Полиция Латвии
Полиция Латвии

По теме

Таблички у памятников: Нацблок разберется с исторической правдой
Ты меня уважаешь? О любви к государственным символам
Вейонис поднимет латвийский флаг в Пхенчхане
Латышские варежки: больше, чем одежда
Теги:
Верховный Совет ЛССР, СССР, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik