01:06 21 Октября 2019
Прямой эфир
  • USD1.1144
  • RUB71.3066
Гала-концерт Рижского оперного фестиваля

Эгилс Силиньш вернулся в Латвийскую Национальную оперу в новом качестве

© Photo Latvijas Nacionālā opera un balets / Monta Tigere
Новости культуры Латвии
Получить короткую ссылку
182

Новый директор Латвийской Национальной оперы Эгилс Силиньш вступил в свои права в гала-концерте Рижского оперного фестиваля

РИГА, 18 июн — Sputnik, Александр Малнач. Большим гала-концертом завершился в воскресенье традиционный Рижский оперный фестиваль, знаменующий собою конец прекрасной эпохи директорства Зигмарса Лиепиньша и вступления Латвийской Национальной оперы (ЛНО) в эпоху Эгилса Силиньша. Последний участвовал в концерте как исполнитель, но смотрели на него уже как на свежеиспеченного директора.

Эгилс Силиньш и Зигмарс Лиепиньш
Эгилс Силиньш и Зигмарс Лиепиньш

Не стану пророчествовать о будущем. Лучше поделюсь впечатлениями от концерта, оставившего самые приятные воспоминания, хотя и не все его участники были равно достойны восхищения.

Программу концерта составлял и утверждал Зигмарс Лиепиньш. Конечно, он выбрал тех исполнителей, что пели в постановках ЛНО, по-видимому, особенно дорогих сердцу г-на директора (теперь уже бывшего): "Фауст" Гуно, "Валентина" Маската, "Кармен" Бизе, "Дон Паскуале" Доницетти, "Летучий голландец" Вагнера, "Волшебство"/"Паяцы" Монтемецци/Леонковалло, "Диалоги кармелиток" Пуленка. Впрочем, были и певцы, незнакомые широкой латвийской публике.

Не обошлось и без неожиданностей. В последний момент приболела Майя Ковалевская, и ее заменила Эвия Мартинсоне, которая накануне вместо Кристины Гайлите отважно (и с большим успехом) пела партию мадам Лидуан в "Диалогах кармелиток", последнем представлении Рижского оперного фестиваля.

Хор отправили в заслуженный отпуск. На сцене, кроме солистов, был только оркестр ЛНО под управлением Яниса Лиепиньша в первом отделении и Мартыньша Озолиньша во втором.

Концерт открыли инструментальным "Танцем виллис" из оперы Пуччини "Виллисы". Потом прозвучали арии из "Бала-маскарада" и "Набукко" Верди в исполнении подвизающегося на оперных сценах Европы румынского баритона Богдана Бачу и нашей Кристины Задовской. Бачу с энтузиазмом встретила публика, но в моем сердце его пение отклика не нашло - мне не нравятся "зернистые голоса". К тому же Бачу явно не хватало естественности и свободы самовыражения, как, к сожалению, и Кристине Задовской.

Для меня концерт начался номером в исполнении немецкого баса Андреаса Бауэра, который покорил публику в образе Мефистофеля в "Фаусте", так удачно и, надеюсь, выгодно запроданном оперному театру Бергена (Норвегия). Правда, с тех пор фамилия Андреаса удлинилась, теперь он Бауэр Канабас, но на качестве пения это, к счастью, не отразилось. Певец исполнил каватину дона Сильвы из "Эрнани" Верди, продемонстрировав по-настоящему щедрый вокал.

Партия Мими — коронная в творчестве Эвии Мартинсоне. Она поет ее в восстановленной в минувшем сезоне постановке "Богемы" Пуччини. Дирекция не рискнула включить ее в программу оперного фестиваля и, надо сказать, правильно сделала. Постановка неплохая, но уж очень сильно затёртая. Хочется чего-то более свежего.

В первом отделении гала-концерта Мартинсоне спела арию Мими из первого акта и в дуэте с Богданом Бачу сцену Мими и Марселя из третьего акта "Богемы". Это звучало пристойно, но не более того. Много слез, подумалось мне. Словно плачут по поводу ухода Лиепиньша.

Но слезы отчаяния сменились слезами умиления, когда на сцену вышел Эгилс Силиньш. И что же решил спеть, этот овеянный славой международного признания солист Латвийской Национальной оперы, ныне возведенный в сан ее директора? О, выбор Силиньша обличал в нем человека остроумного, что вселяет известную надежду в сердца латвийских опероманов, к коим я и себя причисляю.

Силиньш спел арию графа Рудольфо Vi ravviso o luoghi ameni из оперы Беллини "Сомнамбула". Так он намекнул, что со смешанным чувством радости и грусти возвращается из дальних стран туда, где начиналась его блестящая оперная карьера. "Вижу вас снова, милые места, где так покойно провел веселые, ясные дни своей юности. Милые места, вас я увидел, но те дни минули невозвратно", - ностальгировал граф Рудольфо и Силиньш вместе с ним.

Надо было видеть и слышать, как нажимал Силиньш на Cari luogi ("милые места"). Но после вернулся с небес воспоминаний на землю гала-концерта: "Но у вас, если не ошибаюсь, сегодня какой-то праздник и т.д." по тексту графа Рудольфо. Надо сказать, праздника, приняв в нем самое живое участие, Синлиньш ничуть не испортил. Тем более в партиях графов.

Отмечу еще два замечательных номера из первого отделения. Труднейший романс Лукреции из пролога оперы Доницетти "Лукреция Борджия" в исполнении латвийской оперной звезды Инги Калны, в котором ее голос восхитительно переливался, точно бриллианты ее ожерелья.

И уже настоящий фурор произвел заключительный дуэт Леоноры и графа ди Луны из IV акта "Трубадура" Верди в исполнении Калны и латвийского баритона иностранной выделки Валдиса Янсонса. Диалог, полный драматизма и красок, они провели в таком бешеном темпе, что могут позволить себе только настоящие мастера. Это было захватывающее приключение, ради которого стоило побывать на концерте.

Однако, в первом отделении бросался в глаза даже не дефицит, а полное отсутствие теноров. Этот пробел был восполнен во втором отделении гала-концерта. Так, каватину Фауста из первого акта оперы Гуно исполнил ученик Зураба Соткилавы, уроженец Риги, а ныне солист МАМТ им. К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко Артем Сафронов. Но у меня его выступление восторга не вызвало, уж больно по-школьному звучала в его исполнении французская любовная лирика, а манера пения на "о" и без согласных напоминала кукольный "Необыкновенный концерт". И голос Сафронов куда-то в себя подавал, а не на публику.

Не порадовал и наш Раймондс Браманис, проблема которого в зажатых верхах. Кто бы их ему освободил. Браманис исполнил Утреннюю серенаду (Mattinata) Леонковалло, а мне было как-то не по себе, хотелось бы сопереживать, а не сострадать певцу.

Дефицит теноров с лихвой восполнил родившийся в Берлине и учившийся пению в Турции Танзель Акзейбек, восхищающий публику в партии Эрнесто в постановке ЛНО "Дон Паскуале" Доницетти. Как он свободен и непринужден, какая замечательная у него фразировка, какой красивый у него, какой звучный голос. Акзейбек истинный тенор-виртуоз и в придачу прирожденный комик.

Бойко исполнив арию Ринуччо из оперы Пуччини "Джанни Скикки", Танзель еще более живо спел с француженкой Перин Мадёф. Вместе они исполнили дуэт Адины и Неморино Una parola, o Adina из первого акта "Любовного напитка" Доницетти. Конечно, это было не одно, а множество слов: ярких, смешных и забавных. Я веселился от души. Ведь это большая удача — увидеть настоящую комическую оперу, в данном случае всего лишь фрагмент, но очень красивый и уморительный.

Перин Мадёф — открытие этого сезона. Она поет титульную партию Бланш де ла Форс в "Диалогах кармелиток" Пуленка, постановке ЛНО, которая сделала бы честь лучшим оперным домам мира. Бланш — драматическая роль. В гала-концерте Перин показала себя с иной стороны. Прежде чем спеть в дуэте с Акзейбеком, она исполнила кокетливую арию Маргариты из третьего акта "Фауста". У Мадёф очень красивый голос и благородная, но вместе с тем живая манера исполнения. Кроме того, она очень стройна и красива.

Между прочим, Перин замужем за солистом ЛНО Янисом Апейнисом и проживает в Риге. Если она укоренится на латвийской оперной сцене, это будет огромная заслуга Апейниса перед отечественным театральным искусством.

Хорошо показала себя и грациозная Рамона Захария, меццо-сопрано из Румынии. Латвийская публика знает ее по партии Кармен в одноименной постановке ЛНО. В гала-концерте Рамона исполнила арию Принцессы из второго акта "Адрианы Лекуврер" Чилеа.

Конечно, Захария не Елена Образцова, но в чувственности ей не откажешь. Особенно эффектно в ее подаче прозвучала песня Руперто Чапи Las Hijas del Zebedeo. "Размышляя о владельце моей любви, я чувствую некоторое головокружение", - пела Захария. И некоторое головокружение испытывал я, слушая Рамону и глядя на нее. И, конечно, я таял вместе с ее лирической героиней, но уже от любви к ней самой, а не к "владельцу ее любви". Сколь многим мы все-таки обязаны романским народам, будь то румыны или испанцы, испанки или румынки.

А завершал гала-концерт дуэт Инги Калны и Эгила Силиньша, которые на хорошем немецком языке спели любовный дуэт Ханны и графа Данило Lippen schweigen из третьего акта оперетты Легара "Веселая вдова". "Губы молчат, скрипки шепчут: я тебя люблю", - пели и вальсировали они. А потом еще вальсировали и пели на бис.

Граф Силиньш вступает в свои владельческие права Латвийской Национальной оперой, но в первом сезоне под его руководством будут реализованы замыслы прежней дирекции. Публику ожидают постановка оперы латышского композитора Иманта Калныньша "Играл я, плясал" и в пандан к ней русская классика — "Пиковая дама" Чайковского, а также новая постановка "Дон Жуана" Моцарта и восстановление уже шедшей на нашей сцене моцартовской же "Свадьбы Фигаро". Так что до встречи в новом сезоне.

 

По теме

Сто лет успеха: Латвийская Национальная опера на пороге нового сезона
Не смейся, паяц, над разбитой любовью: долгожданная постановка в Латвийской опере
Лекарство против страха, или "Диалоги кармелиток" в Латвийской Национальной опере
Нацблок предложил пост министра культуры Наурису Пунтулису
Теги:
Латвийская Национальная опера, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik