05:55 29 Марта 2020
Прямой эфир
  • USD1.0977
  • RUB86.3819
Колумнисты
Получить короткую ссылку
83

Какие уроки Совета экономической взаимопомощи можно извлечь для проекта евразийской интеграции – анализирует руководитель Центра постсоветских исследований Института экономики РАН

В январе 2019 года исполнилось 70 лет с момента создания Совета экономической взаимопомощи (СЭВ) – межправительственной организации, созданной для углубления экономических связей и научно-технического сотрудничества между СССР и странами "новой демократии" (всего в него входило 11 государств плюс наблюдатели). В июне 1991 года деятельность СЭВ прекратилась.

Что такое социалистическая интеграция?

СЭВ пытались сделать своего рода социалистической альтернативой ЕЭС (Европейскому экономическому сообществу, предшественнику ЕС). Социалистическая экономическая интеграция (СЭИ) позиционировалась как "новая модель мирового экономического порядка, основанная на социалистической солидарности". Но, стартовав как ответ на "план Маршалла", интеграция социалистических стран была остановлена из-за неразрешимых противоречий стран-участниц и резкого экономического ослабления СССР – лидера этого проекта.

В основе СЭИ лежали общие идеологические установки: интернационализм, справедливость, солидарность соцстран. Но при этом у партнеров СССР четко звучал мотив национальной идентичности, социализма с национальным лицом.

Сильной стороной СЭИ была производственная специализация стран и плановое обеспечение сбыта продукции. Ее роковые слабости – оторванность от мирового рынка, монополия государств на внешнеэкономическую деятельность, недооценка роли рыночных механизмов.

Специально для обслуживания взаимной торговли была создана система расчетов, в основе которой находился переводной рубль, который по золотому содержанию и по отношению к доллару был равноценен советскому рублю. Переводной рубль обеспечивал исключительно двустороннюю торговлю. При этом множество контрактных цен на один и тот же товар фактически означало неодинаковую покупательную способность переводного рубля в разных странах.

Двусторонняя система торговых отношений имела непрозрачный характер, была сильно политизирована, постоянно порождала вопрос "кто кого кормит".

Нарастающие колебания мировых цен в 70-80-х годах привели к тому, что товарообороты было все труднее сбалансировать без заведомых экономических потерь для одной из сторон. Так, у СССР – поставщика топлива и сырья – за 1975-1985 годы накопилось 15 миллиардов неликвидных переводных рублей. У европейских стран СЭВ в результате падения цен на топливо и сырье в 1986-1990 годы образовались активы в торговле с СССР в 10 миллиардов переводных рублей.

До национальных экономик сигналы от мирового рынка доходили в искаженном виде, не позволяли объективно измерить эффективность хозяйственной деятельности, оперативно осуществлять модернизацию производства. В связи с этим СЭИ не стала существенным фактором развития экономики в технологическом плане.

На начальном этапе торговая блокада СЭВ со стороны Запада способствовала консолидации европейских социалистических стран, а вот на этапе "разрядки" расширение торгово-экономического сотрудничества с западными странами немало способствовало разобщению и упадку СЭВ. В этих условиях национальные интересы вышли на первый план.

Евросоюз и СЭВ

Несмотря на неудачу проекта, СЭВ внес заметный вклад в развитие международных экономических отношений. Он был частью биполярного мироустройства и поддерживал геостратегическую стабильность в мире. Будучи конкурентом ЕС, СЭВ невольно способствовал совершенствованию институтов европейской интеграции, особенно в части планирования и создания механизмов сближения уровней развития и благосостояния стран-участниц.

Благодаря СЭВ была создана инфраструктурная сеть, связующая экономики стран-участниц, которая и сейчас широко используется во взаимных экономических связях России и других стран СНГ с Евросоюзом, да и между странами ЕС.

Сегодня действуют и нефтепровод "Дружба", и газопровод "Ямал – Европа", и Усть-Илимский целлюлозный завод, и многие другие объекты, возникшие в ходе социалистической интеграции и сохраняющие свое международное значение.

Для стран СЭВ интеграция стала базой индустриализации, способствовала прогрессивным в то время изменениям в структурах их экономики. Она вызвала бурную урбанизацию и рост доходов населения во всех социалистических странах Восточной Европы. А самое главное, она способствовала росту человеческого капитала. Это обстоятельство впоследствии сыграло важную роль в адаптации этих стран к условиям ЕС и вхождению в европейскую экономическую систему.

СЭВ и ЕАЭС

Евразийская интеграция осуществляется совершенно в других условиях, чем социалистическая экономическая интеграция. Сильно различаются и механизмы. Но цели во многом совпадают.

Какие уроки СЭВ можно извлечь для проекта евразийской интеграции?

Для интеграционного проекта чрезвычайно важна роль лидера. СССР с ролью лидера СЭВ не справился по причине консерватизма советского руководства, громадной инерционности его политической и экономической системы.

В СЭВ институты, регулирующие взаимную торговлю и структурные изменения в национальных экономиках, благодаря плановой системе, были в значительной мере синхронизированы. В ЕАЭС этого пока нет. При общей торговой политике страны автономны в проведении структурной политики.

В структуре СЭВ действовали международные объединения "Интерметалл", "Организация сотрудничества в подшипниковой промышленности", "Интерхим" и другие, которые играли ключевую роль в формировании соответствующих товарных рынков. В ЕАЭС таких институтов крайне мало. Регулирование осуществляется путем принятия общих стандартов и нормативов, производственная же сторона остается делом национальных регуляторов. Это может оказаться слабым местом интеграции.

Природа возникающих в ходе евразийской интеграции противоречий в целом подобна тому, что наблюдалось в СЭВ. В рамках ЕАЭС они также связаны со спорами вокруг цен на углеводороды. Важным раздражителем в евразийской интеграции также стали взаимные административные барьеры на пути свободного трансграничного движения товаров, чего не было в СЭВ.

Опыт СЭВ показывает, что идентичность, построенная на идеологии, является неустойчивой, ненадежной в экстремальных экономических условиях. Однако отсутствие общей идентичности стран ЕАЭС повышает значимость экономического суверенитета и затрудняет переход к более глубоким формам интеграции.

Общая, разделяемая всеми странами, независимо от размеров и уровня экономики идентичность позволила бы развивать интеграционные процессы более уверенно и динамично (пример тому – ЕС).

В качестве основы новой идентичности можно использовать представление о пространстве, занимаемом странами ЕАЭС, как пространстве общего историко-географического и культурного наследия – то есть евразийскую идентичность. Это представление может стать основой для совместного развития некоторых важных для мира функций: трансматериковых коммуникаций, производства энергоносителей и продовольствия, развития космических и цифровых технологий и т.п.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

По теме

Саммит ЕАЭС в Ереване: селфи, ужин у Севана и концепция общего финансового рынка
Игорь Юргенс: ЕАЭС - объединение трудное
Валовая: нужно активизировать диалог между Евросоюзом и ЕАЭС

Главные темы

Орбита Sputnik