19:25 19 Ноября 2019
Прямой эфир
  • USD1.1077
  • RUB70.6272
Мюнхенский сговор

Мюнхенский сговор: почему Европа боится вспоминать позорные страницы своей истории

CC BY-SA 3.0 / Bundesarchiv / Bild 183-R69173
Колумнисты
Получить короткую ссылку
384

"Мюнхенский сговор" 81 год назад открыл "окно Овертона" для территориальной экспансии нацистской Германии и в конечном итоге сделал возможной Вторую мировую войну

В истории, политологии, культурологии, социологии и других общественных науках существует термин "окно Овертона", означающий наличие рамок допустимого спектра мнений в публичных высказываниях и действиях с точки зрения общественной морали, норм поведения. Все, что не укладывается в данные рамки, однозначно считается аморальным, противоправным. Но "окно Овертона" может расширяться, когда такие рамки сдвигаются, или открываться — и тогда вчера еще недопустимое становится вполне возможным.

"Мюнхенский сговор" 81 год назад открыл "окно Овертона" для территориальной экспансии нацистской Германии и в конечном итоге сделал возможной Вторую мировую войну.

Как это было

Политику Великобритании во второй половине 1930-х ее премьер-министр Чемберлен характеризовал как "умиротворение Гитлера". На самом же деле, она сводилась к тому, чтобы направить фюрера на противостояние с Советским Союзом.

Накануне переговоров в Мюнхене, где Англия и Франция согласились на вторжение германских войск в Чехословакию, советник Чемберлена по политическим вопросам Уилсон предлагал ему обратиться к Гитлеру с заявлением следующего содержания: "Германия и Англия являются двумя столпами, поддерживающими мир порядка против разрушительного напора большевизма", и поэтому он "желает не сделать ничего такого, что могло бы ослабить тот отпор, который мы можем вместе оказать тем, кто угрожает нашей цивилизации".

А сразу же после "Мюнхена" французский посол в Москве Кулондр заявил, что мюнхенское соглашение "особенно сильно угрожает Советскому Союзу. После нейтрализации Чехословакии Германии открыт путь на юго-восток".

Но давайте по порядку.

События, получившие название "Судетские кризисы", возникли из-за провокационных действий главы национал-сепаратистской Судетско-немецкой партии Генлейна (направляемого из Берлина). Этнические немцы, составлявшие около 90% численности населения Судетской области Чехословакии, имели в этом регионе местное самоуправление, обучение на родном языке и представительство в парламенте, но СНП проводила среди них огромную пропагандистскую работу, доказывающую "жестокие страдания немцев под славянским игом".

После аншлюса Австрии, получив новые инструкции, Генлейн активизировал подрывную деятельность и наметил на 22 мая 1938 года путч с целью отторжения Судет от Чехословакии и присоединения к Германии. Одновременно с этим Гитлер стянул войска к границе, чтобы поддержать путчистов извне. Но ввод в область чехословацких войск, а также тот факт, что новый "аншлюс" осудили даже ближайшие союзники Германии в Италии, сорвали эти планы.

Второй кризис начался после того, как в начале сентября 1938-го генлейновцы организовали столкновения с чехословацкой полицией, переросшие в мятеж, а Гитлер объявил, что собирается поддержать борьбу судетских немцев. На этот раз Англия и Франция известили его, что он получит то, что хочет, если не начнет войну. Советское предложение помощи Чехословакии под давлением Англии и Франции было отвергнуто, а Варшава, претендовавшая на Тешинскую область этой страны, заверила Москву, что передвижение Красной армии на помощь Чехословакии и пролеты самолетов над своей территории воспримет как объявление войны Польше.

29-30 сентября 1938 года в Мюнхене прошла встреча руководителей Англии, Германии, Италии и Франции. При этом чешское руководство даже не впустили в зал, где она проходила, а с результатами ознакомили уже после принятия решения.

В ту же ночь Великобритания заключила с Гитлером пакт о ненападении, Франция подписала такой же два месяца спустя, но про них в Прибалтике и Европе почему-то стараются не вспоминать, акцентируя внимание на "пакте Молотова-Риббентропа".

Несмотря на обещание не вводить войска на территорию Чехословакии в течение 10 дней, германские войска перешли границу уже на следующий день, а Польша одновременно с "союзником" Гитлером вторглась в Тешинскую область.

Германский протекторат - дело "добровольное"

Мы не зря начали с тезиса о том, что Мюнхенский сговор открыл "окно Овертона" для германской агрессии в Европе, ведь присоединением Судетской области дело не закончилось.

В марте 1939-го Германия объявила оставшиеся в составе Чехии Богемию и Моравию своим протекторатом, одновременно Словакия объявила о независимости и тут же тоже стала германским протекторатом. Предварительно (в ноябре 1938 года) лишившись южных территорий и нынешней Закарпатской области Украины, аннексированных Венгрией.

Через четыре дня после ввода германских войск в Богемию и Моравию Литва была вынуждена отдать Германии второй на тот момент по численности населения город Клайпеду и прилегающие к нему районы. Свой "шакалий кусок" от нее намеревалась отгрызть и Варшава. Еще через два дня Гитлер предложил Польше предоставить "Данцигский коридор", который сухим путем соединил бы Германию с Восточной Пруссией в обмен на земли Украины, которые еще предстояло завоевать.

Угроза "защиты немецкого населения" висела и над Латвией, где проживало более 60 тысяч немцев, начавших осваивать эту территорию еще во времена существования Ливонского ордена.

В Эстонии численность немецкого населения была незначительной, но на нее, как и на другие прибалтийские республики, гитлеровская Германия оказывала мощнейшее давление с целью принудить к переходу под протекторат Берлина.

Первым шагом к этому стала серия договоров, которые Германия вынудила заключить Латвию, Эстонию и особенно Литву, у которой отняла Мемельскую область. Причем эти договоры содержали секретные примечания, в которых прибалтийские страны обязывались принять "с согласия Германии все необходимые меры военной безопасности по отношению к Советской России". То есть как минимум в военной сфере делался первый шаг к утрате независимости и протекторату Берлина.

Плечом к плечу с Абвером

Пожалуй, особенно рельефно картину, создавшуюся в Прибалтике после Мюнхенского сговора, отражает сотрудничество германской и эстонской разведок.

Активные контакты спецслужб двух стран на почве противодействия СССР начались еще в 1935 году. С 1936 года и вплоть до вхождения Эстонии в состав Советского Союза следуют ежегодные визиты высших руководителей Абвера в Таллинн.

В 1936 году Абвер создал на территории Эстонии "Группу 6513", совместный с эстонцами разведцентр, снабдил эстонскую разведку фотоаппаратурой с телескопическими объективами и оборудованием для радиоперехвата, а также скрытого наблюдения за советской территорией на всем протяжении эстонско-советской границы. Фотоаппаратуру установили и на маяках Финского залива для съемки боевых кораблей советского военного флота. Были направлены технические специалисты в области радиоперехвата, немецкие офицеры и инструкторы, маскирующиеся под "стажеров", "отпускников", "изучающих язык".

После отставки в 1939 году и отъезда в Берлин главы эстонской контрразведки Маазинга спецслужбу возглавил полковник Саарсен, превративший ее в эстонский филиал Абвера. Причем буквально, поскольку при эстонском Генштабе была аккредитована группа немецких офицеров связи с управлением "Абвер - Заграница", а взаимодействие между "тройственным союзом" разведок Германии, Финляндии и Эстонии осуществлял фрегаттенкапитан Целлариус, руководивший одновременно передовым отделом Абвера в Финляндии.

О том, что планы гитлеровцев относительно будущего Эстонии были вполне однозначными, говорит и тот факт, что среди основных целей Абвера, помимо деятельности против СССР, была и инфильтрация агентуры в органы государственной власти этой страны.

Как писал в те дни латвийский посол в Эстонии Шуманис, для эстонской элиты и государственного аппарата врагом номер один является Россия, тогда как в народе почему-то "по-прежнему наибольшим врагом считают немцев".

История некоторых ничему не учит

Пожалуй, наиболее точно выразился о Мюнхенском сговоре и его последствиях Черчилль: "Если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор".

И это касается не только Великобритании и Франции, сдавших Чехословакию Гитлеру. Свой выбор между войной и позором пришлось делать прибалтийским государствам. Их выбор известен: неравноправные пакты о ненападении, в которых решение об их участии в войне с СССР должен был принимать Гитлер, а также сдача территории Литвой. И то, что они получили, тоже хорошо известно.

Поэтому так грустно слышать заявление министра обороны Латвии Пабрикса: "Легионеры Ваффен СС - гордость латышского народа и государства. Наша обязанность - чтить из всех глубин своей души этих патриотов Латвии".

Уроки Второй мировой войны, "окно Овертона" для которой открыл Мюнхенский сговор, увы, ничему не научили.

Теги:
Эстония, Литва, Латвия, Германия, Вторая мировая война, Европа

Главные темы

Орбита Sputnik