06:54 29 Января 2020
Прямой эфир
  • USD1.1005
  • RUB68.9032
Аналитика
Получить короткую ссылку
2376

Латвия в наступившем году лишится одного миллиарда евро - это примерно десятая часть доходов бюджета. Пожалуй, "обогнать" кризис 2008 года с 18% падения ВВП не удастся, но проблемы все-таки будут

Как когда-то говорил эстрадный сатирик Геннадий Хазанов: "Товарищи, в зоопарке тигру не докладывают мяса! Пока не поздно, спасайте хищника! Если спросят, откуда узнали, на меня валите. Мне терять нечего. Я уже ничего не боюсь, потому что я - попка-дурак, попка-кретин, попка - полный идиот!"

Этот знаменитый монолог вспоминается после ознакомления с выступлением премьер-министра Латвии и гражданина США Кришьяниса Кариньша на заседании Национального совета по трехстороннему сотрудничеству. По его информации, "балтийскому тигру" - Латвии - недодадут в 2020 году один миллиард евро. Это примерно 10% доходной части бюджета, и их действительно не дадут. Внешние источники финансирования сокращаются, внутреннее потребление падает. 

Откуда деньги в банках

Все происходящее в банковском секторе так называемой балтийской Швейцарии укладывается в два факта. Экс-глава Банка Латвии Илмарс Римшевичс - подозреваемый в уголовном деле о коррупции. И второе. После того как в 2018 году американская FinCEN опубликовала сообщение, согласно которому в легализации незаконных капиталов подозревался ABLV Bank, началось заметание финансового мусора под ковер. Были предприняты экстренные меры по избавлению от любого вида "подозрительных денег".

Санкции американской FinCEN – не единственный проблемный вопрос для банковского сектора. Комитет экспертов Совета Европы по оценке мер борьбы с отмыванием денег (Moneyval) ввел для Латвии режим усиленного контроля, так как государство получило низкие и средние оценки по ряду критериев эффективности борьбы с отмыванием денег. 

Латвия, вероятно, окажется в списке государств, связанных с отмыванием нелегальных капиталов. Причем практически единственной европейской страной.

Тот факт, что часть банков иностранные, не решает проблемы Латвии. Швеция, как обычно, консолидирует активы дома и сбрасывает пассивы в Риге. Латвийская комиссия по рынку финансов и капитала (КРФК) оштрафовала SEB bank на 672 684 евро за нарушения в сфере борьбы с легализацией преступно нажитых средств и финансированием терроризма и на 1,121 млн евро за нарушения в сфере международных санкций. Для компенсации потерь, естественно, будут подняты тарифы за банковское обслуживание. 

Вслушаемся в декабрьский прогноз экс-главы КРФК Улдиса Церпса: "В случае Латвии монетарная политика исчерпала возможности стимулирования роста. И дальше оно возможно только за счет структурных реформ или за счет фискального пространства (то есть за счет налогов и нашей способности что-то занять на внешних рынках)".

В принципе, все верно, не сказаны только две вещи: монетарная политика практически вне компетенции Латвии, а рост налогов давно обгоняет рост доходов. Банковский сектор страны отправился догонять промышленность и сельское хозяйство, транзит и пищепром - путем примитивизации, сокращения, ликвидации.  

Транзит и грузы

Декабрь 2019 года надолго запомнится в Латвии санкциями США в отношении политика и бизнесмена Айварса Лембергса, который являлся директором порта в Вентспилсе и ряда других предприятий, имеющих отношение к транзитному бизнесу.

Буквально за двое суток парламент Латвии с нарушением принял решение о переводе портов Вентспилса, а заодно и Риги под контроль государства. Сам Лембергс сразу после введения ограничений ушел со своего поста, но это не остановило рейдерский захват собственности "условной оппозиции" правящими партиями и их бизнес-структурами. Власти Латвии начали создавать компанию, которая будет управлять портом Вентспилса. В ее руководстве будут четыре представителя государства, аффилированные с правящей в Сейме коалицией. 

По мнению депутата Европейского парламента, экс-мэра Риги Нила Ушакова, действия правительства неизбежно приведут к тяжелому политическому и, главное, масштабному экономическому кризису. С нашей точки зрения, "обогнать" кризис 2008 года с 18% падения ВВП все-таки не удастся, но проблемы действительно будут.

Ушаков пишет, что "в сумме Латвия может потерять около 20 тысяч рабочих мест для квалифицированных, прилично оплачиваемых работников. О влиянии на ВВП сейчас даже страшно говорить". Вероятно, потери в рабочих местах будут существенно больше, а что касается ВВП, то влияние американско-латвийского рейдерства растянется на пять-семь лет. Контракты в транзитном бизнесе, как правило, долгосрочные, соответственно быстрого "ухода" грузов ждать не следует. 

С другой стороны, порты Латвии в силу географического положения работают на экспортно-импортных операциях Беларуси и России. Крупные компании этих стран сами по себе потенциальный объект для санкций, в том числе в своей стране. Соответственно, заходить на территорию Европейского союза под кумулятивный эффект американских и европейских санкций могут или неадекватные люди, или бизнесмены, получившие персональные гарантии в Брюсселе и Вашингтоне. В обоих случаях эти исключения из правил не способны обеспечить загрузку латвийских портов. 

Укажем на то, что падение грузооборота растянется во времени. Проблемы первого порядка, как справедливо отмечает Ушаков, коснутся собственно транзитно-транспортного бизнеса, занятости в порту и на железной дороге. Затем неизбежно наступят последствия второго порядка: потеря рентабельности железной дорогой, так как она обеспечивается масштабными грузовыми перевозками, а не убыточными пассажирскими. Произойдет свертывание планов реконструкции, электрификации. Дорога из источника доходов становится источником расходов, ложится обременением на бюджет. При этом разоряются все фирмы, обеспечивающие деятельность железной дороги, от строительных до рекламных.

Учитывая то, что транспортный сектор в Латвии - это 10-11% ВВП, потери будут носить необратимый характер и, вполне очевидно, приведут к окончательному краху текущей экономической модели. Понимание приближающегося кризиса в политическо-бюрократическом классе есть. 19–20 декабря председатель правления ГАО "Latvijas dzelzcels" (LDz) Марис Клейнбергс экстренно выехал в Минск, где попытался убедить деловых партнеров Латвии в надежности. Тем не менее, транзитные подарки - 2020 будет получать более предсказуемая Клайпеда, а не Вентспилс. 

Галстуки и шпроты

Ключевые отрасли и их уровень развития не всегда адекватно отражают уровень потребления. Обратимся к цифрам. Уровень благосостояния домохозяйств Латвии - один из самых низких в ЕС, таков заголовок статьи bnn-news.ru от 13 декабря.

В этом же декабре Neatkarīgā rīta avīze со странной гордостью сообщает о новой потребительской корзине, окончательно порвавшей с советскими традициями. Помимо буквально концлагерной нормы продуктов туда попали "одно пальто, которое надо носить более семи лет, куртка (четыре года), костюм (5,5 года), брюки (два года), платье или пиджак (1,25 года), джемпер или куртка (2 года), рубашка (раз в год), тренировочный костюм (три года), шапка (три года), шарф (три года), пара перчаток (два года), галстук (десять лет)". Так что гордый "балтийский тигр" в "балтийской Швейцарии" - это десять лет в одном галстуке при отсутствии белья.  

Впрочем, правящая коалиция не без успеха меняет реальные достижения на фейки в СМИ. К примеру, в декабре сообщили, что в глобальном индексе устойчивой конкурентоспособности Латвия заняла девятую позицию, значительно опередив Литву и немного уступив Эстонии – свидетельствуют результаты исследования консалтинговой компании SolAbility. И лишь несколько скептиков указали на то, что консалтинговая фирма третьего ранга из Южной Кореи в принципе не знает, где находится Латвия. 

Сельское хозяйство и пищевая промышленность являются важным индикатором эволюции экономики Латвии. Несмотря на не самые благоприятные природные условия, сельское хозяйство успешно развивалось при немцах, шведах и русских, чтобы необратимо деградировать в независимом государстве.

Рассмотрим вопрос на примере классического латвийского бренда – шпрот. В сентябре 2019 года посол Латвии гордо отказался от российского рынка, но еще раньше российский рынок отказался от латвийских продуктов. По данным Росрыболовства, за пять лет объем российского вылова мелкосельдевых видов рыб (включая шпроты, салаку, анчоусы) вырос почти на 80% – с 61 тысячи тонн в 2014 году до более чем 109 тысяч тонн по итогам 2018 года. Вылов кильки за эти годы почти удвоился – с 32,5 тысячи до 58 тысяч тонн. Так, в Калининградской области – центре производства продукции из шпрот – общий вылов в прибрежной зоне вырос за пять лет в полтора раза, до 46,3 тысячи тонн. А вылов кильки (шпрота) и сельди балтийской (салаки) увеличился почти в два раза – до 39,5 тысячи тонн. Комментарии излишни.

Демократия только для латышей?

От проблемной экономики перейдем к государственной политике. "Слово "национализм" в Латвии имеет "коричневый" оттенок", - заявил патриарх латвийской политики, представитель оппозиции - лидер "Согласия" Янис Урбанович.

Латвийское общество построено на модели этнической демократии. Термин "этническая демократия" был введен профессором Хуаном Хосе Линцем из Йельского университета в 1975 году. Несмотря на название, "этническая демократия" – это разновидность авторитаризма. Государство является собственностью и управляется основной этнической нацией, нетитульным этническим группам предоставляются неполные индивидуальные и коллективные права.

Эта академическая формула в Латвии превращается в политический террор и преследование инакомыслящих. Конституционный суд Латвии в конце года подтвердил запрет преподавания на русском языке в частных школах страны. Основная задача латышских "демократов" не в том, чтобы научить русских детей говорить на латышском, а в том, чтобы заставить их не говорить и не думать на родном русском.

Латвия постоянно увеличивает вооруженные силы, выступает с провокационными высказываниями на всех международных площадках. Уничтожаются памятники советским солдатам, преследуются, в том числе уголовно, их потомки. Какие перспективы могут быть в таких условиях у внешней политики Латвии на восточном направлении? Как выстраивать России отношения с Латвией и надо ли это делать? 

Теги:
банковский сектор, русские, транзит, деньги, экономический кризис, экономика, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik