11:29 29 Января 2020
Прямой эфир
  • USD1.1005
  • RUB68.9032
Новости Латвии
Получить короткую ссылку
11512

Скандинавские банкиры практически надругались над молодой независимой Латвией. Если не распустить Сейм, то политики вообще обнаглеют. Почему Национальный план развития — пустышка?

Публицист Отто Озолс на портале Pietiek.com обрушился на хозяйничающих в Латвии скандинавских банкиров. Именно их циничный и жадный прагматизм привел Латвию к грани распада в 2008 году, уверен автор. Есть основания полагать, что шведский капитал несет часть вины за то, что сотни тысяч человек остались без работы, завязли в долгах, были вынуждены оставить семью, чтобы отправиться за границу "служить животу".

Не виновата я, он сам пришел...

Сначала шведские банки, действуя как, как это принято у западного капитала, агрессивно и жестоко, затопили экономику Латвии дешевыми и легко доступными кредитами. В стране сразу вспыхнула инфляция. В Латвии ее уровень несколько лет подряд был самым высоким  в Европе. Это шведов ничуть не смущало - они продолжали кредитное давление.

Шведский банкир, используя неупорядоченное законодательство, искусственно подгоняет цены на недвижимость, прекрасно сознавая, что это еще больше нагревает экономику. Для них это было выгодно - чем выше цены на недвижимость, тем больше денег можно было выдать в качестве кредитов. Кроме того, они нарочно закрывали глаза, сотрудничая с налоговыми мошенниками.

Шведские банки спокойно выдали кредиты людям, основываясь на как будто фактических доходах, которые на самом деле были доходами неофициальными, за которые не были уплачены налоги. Можно только гадать, почему они давали деньги клиентам из этой группы риска. Ведь в случае безработицы они остаются без доходов и возможности вернуть заем.

"Быть может шведские  банкиры сами ошибались, в условиях эйфории не обдумав тщательно все, что делают? - Задается вопросом автор. И отвечает: абсолютная глупость! Они очень хорошо знали, что и для чего делают. В руководстве шведских банков - опытные финансисты с отличными образованием, они прекрасно понимали происходящее и точно вычислили его последствия. Они ясно видели, что Латвия стремительно движется к финансовой катастрофе. Все индикаторы свидетельствовали об этом - огромная инфляция, высокий удельный вес теневой экономики, пузырь цен на недвижимость, огромный дефицит текущего счета, основанный на потреблении".

Это означает, пишет автор, что латвийский торговый баланс отрицателен — страна больше покупает, чем продает за границу. Другими словами, тратят больше, чем зарабатывают.

Погоня за прибылью

Дефицит текущего счета, основанный на потреблении, является ужасной вещью. Покупаются не необходимые для развития экономики вещи, а всякие отбросы. В Латвии возникла именно такая ситуация. Шведы видели это, но продолжали выдавать дешевые кредиты и нагревать экономику, зная, что скоро все взорвется. Если они утверждают, что не знали об этом, то это очередная ложь, что очевидно любому студенту экономического факультета.

Вероятнее всего, у них были какие-то дальнейшие планы, которые заставляют думать, что эта финансовая катастрофа была намеренно вызвана. Но почему в Латвии так спокойно это допустили? Не означает ли это, что в каком-то смысле мы сами виновны?

Конечно, и Латвия частично виновата. Правящая элита вела себя безответственно, не обращая внимания на сигналы опасности. Можно только догадываться, почему. Скорее всего, из-за лобби банков и бизнесменов от недвижимости.

Местные элиты вместе с шведами погрузились в крайнюю жадность. В любом случае это была безумная погоня за прибылью, которая игнорировала ожидаемую катастрофу.

"Посмешище"

Очевидно, бизнесмены жадны везде и всегда, но в какой связи к Латвии применимо это забавное понятие "капиталисты-педофилы"? Подумайте сами, продолжает Озолс. Латвийское общество в мире капитализма — словно ребенок, не достигший зрелости. У него не хватает знаний и опыта, которые подскажут, как правильно действовать. У него нет естественного защитного механизма, который образуется только в сознательном возрасте.

Латвия, как тинейджер, стремится к легкой жизни, прекрасным вещам. В то же время она еще неустойчива к разным искушениям.

По сути, Латвия - молодая, незрелая девушка, которая пытается выжить в суровом мире капитализма, - как наивно, так и не критически стремится к деньгам и блесткам. Но тут приходят господа банкиры из шведских банкиров и со сладкими улыбками, толстыми кошельками и рафинированными манерами бизнес-денди приходят посмеяться над молодыми государством и обществом.

Посмешище — лучше не скажешь. Чтобы сломить последнее сопротивление населения, были задействованы лучшие умы, "лидеры мыслей" и всякие эксперты. Все это, чтобы заставить людей кредитоваться, кредитоваться, а потом еще перекредитоваться.

Cпособен ли человек противостоять маркетинговым профессионалам, публичным авторитетам и международным рейтинговым агентствам? ВВП стремительно рос, зарплаты увеличивались, и обещанный капитализмом рай на земле наступил. Но люди не видели того, что видели умудренные банкиры, пишет Озолс.

ВВП был фиктивным, так как основывался на увеличении массы кредитов. Но однажды утром люди проснулись и поняли, что над ними посмеялись. При взрыве перегретой экономики пострадали не только взявшие кредиты, но каждый житель Латвии.

Простите, извините...

Честно говоря, не совсем понятно, какой смысл в банках навязывать кредиты, зная, что большая часть клиентов скоро будет неплатежеспособной? В тот момент, когда Swedbank был объявлен крупнейшим коммерческим банком Латвии, все стало ясно, пишет публицист.

Во-первых, огромное количество людей стали зависимыми от шведских банков. Во-вторых, эти банки получили контроль как над огромным количеством недвижимости, так и над бизнесом.

Еще хуже - правительство Латвии, неспособное сбалансировать бюджет, стало зависеть от международных кредиторов. Логично, что Рига всегда была конкурентом Стокгольма, но шведы своими агрессивными действиями отбросили развитие Латвии на несколько лет назад.

В течение нескольких лет все ресурсы и энергия были опрометчиво направлены в проекты недвижимости, что отняло возможность нормально развиваться экономике. В связи с этим в стране в те годы был один из самых высоких показателей безработицы в Европе. Из-за жестких мероприятий по экономии бюджета больше всего пострадали дети, пенсионеры, учителя, полицейские.

А что шведы по этому поводу? Босс Swedbank однажды сказал: "Простите".

"Извините. - Завершает Озолс. - Разве в данном случае речь не идет о том, что государство и все общество ... Далее идет переводимый, но недопустимый для применения в СМИ глагол.

Политики совсем обнаглеют

В этом уверен публицист Neatkarīgā Rīta Avīze Марис Краутманис, который внес свою лепту в дискуссию о том, надо ли распускать нынешний Сейм.

На момент его выступления за проведение референдума по роспуску Сейма подписались более 41 тысячи граждан Латвии. Много это или мало?

С одной стороны — мало, ведь всего надо примерно 150 тысяч. Именно поэтому Сейм заранее "подстелил соломки", подняв планку до практически недостижимых высот. Но с другой стороны, 41 тысяча человек – это много, для такой маленькой страны, как Латвия, в которой не бог весть сколько жителей.

41 тысяча – солидное число, собранное за довольно короткое время. Если представить большой стадион, заполненный людьми – это и будет 41 тысяча человек.

Теперь темпы сбора подписей замедлились. Появились лидеры мнений, которые приняли участие в кампании против идеи роспуска Сейма. В том числе и бывшая президент Вайра Вике-Фрейберга, которая заявила, что для роспуска нет повода, а этот новый Сейм пострадал от "кукушкиных яиц", которые ему подложил старый Сейм.

Это не так, не соглашается публицист. Гнев людей вызвал не старый, а как раз этот Сейм, принявший в декабре прошлого года закон о 20-процентной прибавке к зарплате медиков. И в будущем году, и через год должна быть прибавка в 20%.

Чтобы выполнить закон, в этом году не хватило 60 миллионов евро. Но в будущем году понадобится более 200 миллионов, в следующем – уже более 300. 60 миллионов этого года не были неподъемной суммой, потому что весь бюджет – 10 миллиардов. Просто о существовании медиков забыли. На все остальное деньги нашлись, а им не хватило. Вот так смешно получилось.

Законы для котов

Не выполнять принятые самим собой законы - некрасиво. Это рассердило людей. Жаль, но агитаторы за сбор подписей –  люди, смешные, маловлиятельные, если не сказать - маргиналы. Им трудно уговорить подписаться большое количество людей. Против них  ведется сильная кампания, отговаривающая людей от подписей – референдум будет дорогой, новых партий набрать в новый Сейм не получится, будут примерно те же, что и сейчас. А нынешний Сейм уже извинился, услышал медиков, получил урок и так далее.

С этим автор тоже не может согласиться. Не устыдились политики и ничего не услышали.

Как бы не вышло, что теперь они из-за недостаточного гнева людей решат, что можно действовать еще циничнее и высокомернее. Если сейчас удалось выйти сухими из воды, то дальше можно действовать еще бессовестнее.

Например, министр юстиции Янис Борданс не ответил на вопросы журналистки, а наорал на нее. Тут и другие крикуны могут почувствовать себя в полном праве поливать грязью СМИ и общество. Если ничего не угрожает их креслам, можно позволить вести себя по-свински.

Через год опять будут всякие расходы. Скорее всего, Борданс захочет строить тюрьму в Лиепае за 150 миллионов. Вряд ли получится отыскать более 200 миллионов на выполнение закона о финансировании здравоохранения. Но для кого тогда принимаются законы, которые нельзя выполнить? Для котов?

Невыполненный закон о зарплатах медиков – не единственная причина гнева. Еще есть особенно циничное решение повысить партийные финансы сразу более, чем семикратно. Причем таким образом, чтобы это было выгодно именно партиям правящей коалиции.

На это в бюджете 4,5 миллионов нашлись. А для учителей 9 миллионов не нашли. "Слуги народа"  извинились, но ничего не исправили. Они могут спокойно так делать - Вайра Вике-Фрейберга считает, что для роспуска Сейма основания нет.

"И тогда они увидят полмиллиона пенсионеров"

"Вы не один раз публично критиковали Национальный план развития Латвии. Что вас в этом не устраивает"? - Такой вопрос журналист Latvijas Avīze задал главе сеймовской комиссии по устойчивому развитию Вячеславу Домбровскису из "Согласия".

Начнем с одного показателя, говорит политик. За десять лет число молодых людей в Латвии сократилось в два раза. Вряд ли это признак успешной экономики. И, говоря о планах развития, важно понять — продолжится ли эта тенденция. 

В начале 20-х годов прошлого века в недавно созданной независимой Латвии за год рождалось около 42 тысяч детей. В конце 80-х годов того же века, примерно столько же. Сегодня рождается около 19 тысяч, и этот показатель продолжает сокращаться.

Демографические прогнозы жестоки и говорят, что в 2030 году родится всего 15 тысяч. Если сохраняется размер нынешней национальной пропорции, то только 9 тысяч из этих детей будут латышами, 6 тысяч – нелатышами, сделал Домбровский упор на национальном аспекте проблемы.

Эти 15 тысяч детей вырастут, выучатся и выйдут на рынок труда. Что они увидят? Они увидят, что против них стоят около полумиллиона пенсионеров. И систему социальных гарантий придется поддерживать молодым.

В Латвии - невозможно

Учитывая большую территорию Латвии - две Бельгии  - придется поддерживать и дорожную инфраструктуру. Учитывая открытые границы, можно спросить: сколько из этих молодых, увидев описанную сцену, останутся в Латвии, а не отправится искать счастье за границей?

Что нужно сделать, чтобы этого не допустить? Увы, заполнить рынок работниками из-за рубежа Латвии не получится, уверен политик.

Почему? Сравним три страны – Польшу, Швецию и Латвию и их национальный состав. Польша почти мононациональная, количество поляков в ней - 98%. В Швеции живет около 25% не шведов. В Латвии – 40% нелатышей.

Что происходит на рынке труда этих стран? В Польшу за последние несколько лет приехало около двух миллионов рабочих, в основном украинцев, - около 5% всей рабочей силы, и это произошло во время правления национального консервативного правительства. Слышали ли вы что-нибудь о публичном негодовании или демонстрациях в Польше?

Теперь посмотрим Швецию, предлагает депутат, там проблемы с мигрантами и негодование населения очень хорошо заметны. И, наконец, в Латвии тема ввоза рабочей силы — это практически табу.

Таким образом, чем однороднее состав населения, тем легче принимать решения о привлечении гостевых работников. В Польше – без проблем, в Швеции – с трудом, в Латвии – невозможно.

Мы просто слишком разные и разделены, чтобы политически договориться о таком решении. Поэтому Домбровсис не верит, что какое-либо правительство сможет принять решение о привлечении мигрантов.

Но если этот путь невозможен, то мы возвращаемся к изначально выдвинутым проблемам. И любой план развития Латвии должен в первую очередь ответить на вопрос, как мы решаем наш главный стратегический вызов – демографическую проблему. В существующем плане развития страны этого нет.

По теме

Мы не работаем в странах Балтии: как себя рекламирует шведский банк
Шведский банк Handelsbanken прекратит деятельность в странах Балтии
Шведские банки подмяли латвийский рынок
Теги:
погоня, Латвия

Главные темы

Орбита Sputnik