Заходное фото для супертэга с Линдерманом - Sputnik Латвия, 1920, 02.06.2021
Обзор событий недели в Латвии с Линдерманом и Губиным

Публицист и общественник Владимир Линдерман в беседе с журналистом Sputnik Михаилом Губиным говорит о самых актуальных политических событиях Латвии.

Линдерман о победе над "символом оккупации" и русофобской речи Иесалниекса

© Sputnik10 мая у мемориального комплекса "Памятник воинам Советской армии - освободителям Советской Латвии и Риги от немецко-фашистских захватчиков" в Риге
10 мая у мемориального комплекса Памятник воинам Советской армии - освободителям Советской Латвии и Риги от немецко-фашистских захватчиков в Риге - Sputnik Латвия, 1920, 01.06.2022
Подписаться на
Yandex newsTelegram
О сносе советских памятников в Латвии, о том, возможно ли этому противостоять, а также о русофобских высказываниях, которые в стране зазвучали прямо из Сейма, говорят публицист Владимир Линдерман и журналист Михаил Губин
РИГА, 1 июн - Sputnik. Сейм Латвии в первом чтении поддержал законопроект, который обязывает снести все советские памятники, включая памятник Осовбодителям, до 15 ноября 2022 года.

Но с разъяснением уже выступил парламентский секретарь от министерства культуры Ритварс Янсонс, который сказал, что самоуправления могут сносить эти объекты на своих территориях не дожидаясь принятия закона.
Закон приняли в первом чтении, но уже 16 июня состоится второе чтение, которое будет окончательным - чтобы было понятно, что этот законопроект в приоритете. Плюс - крайняя дата, когда памятник должен быть уже снесен, согласно этому закону, это 15 ноября, а 18 ноября в Латвии празднуют День провозглашения Латвийской Республики.
Публицист Владимир Линдерман и журналист Михаил Губин обсуждают самые громкие события, произошедшие в Латвии, в еженедельном обзоре событий для Sputnik Латвия.

Варварский процесс казни памятника Освободителям запущен

"Это все делается, чтобы 18 ноября президент или премьер Латвии могли в торжественной обстановке поздравить народ с победой над "символом оккупации", как они называют наш памятник", - считает Линдерман.
Публицист отмечает, что закон также описывает упрощение ряда процедур, которые сопутствуют демонтажным работам. В частности, будет объявлен конкурс на демонтаж. И в законопроекте указано, что если проигравшая фирма оспорит выигрыш конкурента в конкурсе, то процесс сноса не остановится, пока все будут выяснять. Это беспрецедентно, отмечает Линдерман, потому что обычно, пока окончательное решение не принято, процесс стоит на месте.
Еще в законопроекте указано число памятников, которые в Латвии собираются снести. И наряду с советскими памятниками в законе также упоминается нацистский режим. Выходит, что будут ли снесены и памятники, относящиеся к нему?
Линдерман поясняет, что нет. Потому что запрещено только то, что относится к немецкому нацистскому режиму. А что касается латышских легионеров СС, то их не относят к нацистам.
"На что я всегда обращал внимание, так это, когда говорят, что у нас и советское и нацистское в Латвии запрещено, вроде как баланс. Но есть нюанс, запрещена только немецкая нацистская символика, немецкие нацистские памятники, немецкая нацистская форма. То есть латышский нацизм преступным не считается. Хотя латышские легионеры это чистой воды эсесовцы, и присягали они Гитлеру. Если бы я был парламентской оппозицией, которая сидит в Сейме, я бы придрался к этому вопросу. Но как есть, так есть. Уже давно в Латвии принято считать, что это Гитлер нацист, а латышские эсесовцы - это не нацисты", - пояснил Линдерман.

Он отметил, что посмотрел порядка 30 памятников из списка и понял, что практически все эти памятники посвящены оному событию - Победе Советской армии над нацизмом. То есть это не советские памятники, прославляющие СССР или Ленина со Сталиным, это памятники антинацистского характера. И они совершенно логично присутствуют в Латвии, потому что победа над нацизмом это безусловная заслуга советского союза.
"Снос этих памятников по факту является стиранием памяти о великом Подвиге", - подчеркивает Линдерман.
К сожалению в Латвии легальные акции протеста запрещают и те, кто против сноса памятников, лишены формы легального массового протеста.
При этом Линдерман подчеркивает, что если бы появилась такая возможность, то на улицы могли бы выйти 30 - 40, а то и 50 тысяч человек. Можно сопоставить с тем количеством людей, которые 10 мая пришли повторно возложить цветы к памятнику.
И это бы могло пошатнуть настрой рядовых латышей. Ведь сейчас они думают, что ссорятся с какой то узкой группой смутьянов, но если они увидят, что ссорятся с таким количеством людей, то их сознание может измениться.
"Поэтому власти Латвии постараются максимально скрыть процесс сноса, добавить еще пару заборов вокруг памятника. Я считаю, что следовало бы РФ возбудить уголовное дело по этому вопросу. Тем более, что видно, что намерения такие есть. То есть наша задача поставить максимум барьеров по возможности .И это было бы таким напоминанием, что наказание возможно, по крайней мере символически", - считает публицист.

Почему высказывание Иесалниекса нельзя назвать уникальным

Между тем на прошедшей неделе общественность взбудоражило еще одно событие. Это речь депутата от Нацобъединения Яниса Иесалниекса в Сейме.
“В Латвии есть две общины: латыши и оккупанты. Уже детьми между этими группами пролегала ненависть. И эта ненависть продолжается, потому что оккупанты до сих пор не убрались”, - сказал Иесалниекс.
Особенно взволновались те, кто в Латвии считает себя "хорошими русскими". Они принялись твердить, что они не оккупанты и таковыми себя не считают и потребовали даже извинений от Иесалниекса. И даже Служба безопасности Латвии проявила заинтересованность вопросом. И депутат вроде как даже извинился.
В дело пошли объяснения вроде витиеватых "против нормальных представителей других национальностей, которые лояльны Латвии и уважают латышей, я ничего не имею" до банальных "это был спонтанный эмоциональный ответ на предыдущие выступления других депутатов'. В оправдание Иесалниекс даже привел свою, как оказалось, далеко не чистокровную родословную - в предках у него были якобы немцы, шведы, даже француз и ирландка. "Все они ассимилировались в латышей. Так и должно быть, если живешь в Латвии", - настаивал политик.
Линдерман обращает внимание, что Иесалниекс и раньше высказывался в этом духе. Просто никто не придавал значение его русофобским речам, потому что напряженность в обществе была куда ниже. Кроме того, Иесалниекс высказался в Сейме, что, конечно, нельзя сравнить с простым твитом.
"Нужно понять, что когда-то такого рода высказывания были прерогативной радикальных националистов, в основном они ими славились. Но сегодня подобные высказывания можно услышать от людей, которые не принадлежат к ультранационалистам или голосуют за них, это можно услышать от любого. В прессе деятели культуры обвиняют во всем русский народ. То есть идут совершенно неонацистские, шовинистические, расистские высказывания. И на этом фоне высказывание Иесалниекса мало выделяется", - подметил Линдерман.
Дошло до того, что перед Нацобъединением даже встала проблема такого характера, что теперь они уже не выделяются своим национализмом, как ранее, отметил публицист, все партии слились в одно, отстающие догнали лидеров, и сегодня не отличишь национал-либерала от национал-радикала .
Линдерман обращает внимание на то, что сейчас контекст в Латвии такой, что и спецслужбы, и полиция воспринимают ситуацию как военную. И с точки зрения власти, с точки зрения спецслужб, которые могли бы возбудить дело против Иесалниекса, нужно осознавать, что в их понимании он свой, а своего можно только пожурить.
К примеру, когда Эдвин Шноре сказал про "русский вшей", было заседание в Сейме, и даже кто-то из латышских депутатов, сказал, что так нельзя, то есть немножко одернули.
"Так что с Иесалниксом ничего не случится, хотя это в чистом виде разжигание розни", - подчеркнул Линдерман.

Латвия и Украина

Что касается той самой "военный ситуации". На прошедшей неделе в Сейме Латвии выступил президент Украины Владимир Зеленский. Выступил виртуально, но от этого принес не меньше радости местному правительству.
Он похвалили Латвию, противопоставил ее другим государствам, сказав, что она действительно помогает Украине, воспринимая "борьбу за ее свободу" как свою личную.
"Зеленский любит раздавать оценки. И он, и его окружение политическое окончательно отморозились и поделили все европейские страны на хорошие и плохие. И те, кто за Украину, но недостаточно делает для нее, по мнению киевских властей, плохие. И на эмоциональном уровне Зеленский верно оценивает ситуацию, потому что у коллективного запада наметилась какая-то трещина", - отметил Линдерман.
Есть факт, что в западном мире трещина действительно пошла, сказал Линдерман. И это лишь озвучил матерый политик Генри Киссинджер. Он сформулировал простые вещи, сказав, что необходимо перемирие, переговоры, но они не могут строиться на том, что Украина вообще не признает никаких территориальных потерь. С этим надо садиться за стол переговоров, по его мнению. Линдерман считает, что Киссинджер имел в виду Крым и Донбасс.
"Власти на Украине это не устраивает, потому что они взвинтили накал до той степени, что готовы уже, на словах, дойти до Москвы. Кроме того, их подогревает администрация США, где все время обещают им что-то такое за "героизм". А на самом деле они гонят украинцев на убой. И Латвия среди этих поджигателей войны", - подчеркивает Линдерман.

Чувство юмора и свобода слова

Но было на неделе и кое-что смешное. В Конституционном суде (КС) Латвии завершился процесс о призыве собирать подписи о присоединении Латвии к США.
Дело было в том, что житель Латвии Максим Коптелов в 2014 году распространил петицию, где призывал Латвию присоединиться к России. В итоге латвийский суд его осудил.
И в пику этому случаю была запущена еще одна акция Дениса Бартецкого. Чтобы высмеять приговор, он опубликовал петицию с аналогичным текстом. Только там был призыв к тому, чтобы Латвия вступила в США. У латвийского суда чувства юмора не оказалось и Бартецкого в итоге тоже осудили.
"И сейчас есть такое решение КС, которое позволяет Бартецкому оспорить приговор. Но там есть момент, который важен. КС сформулировал, что свобода слова может быт ограничена, но в том случае, если ее некорректное использование ведет к угрозам для общества и государства. То есть суд хотел сказать, что петиция Бартецкого никакой угрозы не несет, потому что там нет никаких реальных рычагов ля достижения цели. То есть любое предложение, даже такое, должно опираться на то, что это реально возможно", - пояснил публицист.
В этом контексте то, что говорит Иескалниекс и ему подобные - реально противозаконно, потому что они поджигают эмоции одной части общества против другой. И это совершенно реальная угроза, с учетом того, что он депутат и пользуется авторитетом среди своих избирателей.
"Он их зажигает антирусскими эмоциями и подталкивает чуть ли не к физическим столкновениям. Вот это реально, а когда человек пишет, что давайте станем частью Швеции или Финляндии, это просто хохма. И тот суд, который осудил Бартецкого, лишен чувства юмора", - заключил Линдерман.
Лента новостей
0